Тектоника-плюс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тектоника-плюс » Новости » Новости


Новости

Сообщений 61 страница 80 из 560

61

Евгений Спирин написал(а):

Почему мы им помогать должны?

Почему ИМ ? Как бы наоборот... "Корочки" можно получить и другим способом ( стоимость та же), правда чуть мороки больше.

Евгений Спирин написал(а):

Я думал это на площадке Политеха будет проходить,а тут какая-то Школа.Это я про п.34

Поскольку обучение меня не заботило - не читал , так что для меня - тоже неожиданно.

Евгений Спирин написал(а):

Эт которые Спартаки застраивают что-ли?

Дискуссии " о моральной ответственности предпринимателя " - идут со времени зарождения капитализма как формации.

С одной стороны - гражданское общество , социальное государство ( не путать с социалистическим ) - требуют общественного контроля над "буржуями" ;
С другой - принцип ПОЛНОЙ свободы предпринимательства проповедуется такими влиятельными группами , как "чикагская школа" , т.н "неоконами" и их такими представителями как Тетчер , Рейган , Буш ( оба) , Кейси и т.д. Новый Орлеан - детище этого подхода. (Тем кого это может заинтересовать - рекомендую книгу Наоми Кляйн "Доктрина шока " - там кроме прочего есть пара фрагментов про архитектуру У НИХ - волосы дыбом ).

Контроль за этой "свободой" осуществляется либо демократически через воздействие гражданского общества на государственные институты управления, либо тоталитарно прямым действием власти.

В 90-е у нас некритично приняли именно радикальный вариант  экономической "свободы" + бешенная корупция , а не сформировавшееся гражданское общество ничего не смогло этому противопоставить.

А предприниматель - ....если не агрессивный , не сверхэффективный по рентабельности - значит плохой предпрениматель и ему место на свалке.
Как говорится в жёсткой русской поговорке : " сучка не захочет - кобель не вскочет".
Так что если-бы "су..." власть не позволяла, если бы "су..." народ не позволял власти - то никто бы не "вскакивал" на Спартак , на ул.Вавилова , на Музейную пл., и т.д.

+1

62

Позиция президента России Дмитрия Медведева непосредственным образом повлияла на решение по переносу места строительства "Охта центра" в Санкт-Петербурге, сообщил журналистам источник в Кремле. РИА Новости  20:26

09.12.2010, Санкт-Петербург 17:28:51 Окончательное решение по проекту строительства в Санкт-Петербурге общественно-делового центра "Охта" принято - необходимо перенести его в другое место. РБК  17:28

Новое место для размещения будущего офисного здания пока не определено - губернатор предложила общественности решить этот вопрос совместно с городскими властями, чтобы избежать повторения разногласий. Фонтанка.Ру  17:23
"Мы провели переговоры с "Газпромом" и приняли совместное окончательное решение о переносе этого проекта на другое место", - сообщила губернатор
северной столицы Валентина Матвиенко , передает РИА Новости.

!!!! :flag:  :flag:  :flag:  Неужели получилось?!

0

63

инженер написал(а):

Неужели получилось?!

:cool:  :flag:  :jumping:  :jumping:  :jumping:

0

64

инженер написал(а):

Неужели получилось?!

Да чему больно радоваться то,Питер страна практически потеряла причем стараниями же питерских архитекторов в первую очередь.

Григорий Ревзин
Петербург 2009. Победа над городом
XXIX-MMIX - 16.12.2009

В апреле в Петербурге открылось отделение Международной академии архитектуры. К этому событию была приурочена выставка «Архитектура Петербурга-2009» в Российском музее этнографии

Я вышел на Адмиралтейскую набережную с желанием получить привычное удовольствие от архитектурного вида. Не получилось. Нет, вид по-прежнему был неплохим, но за дворцами первого плана выросло. Справа, замыкая перспективу Петровской набережной, за шпилем Петропавловки вылезало вверх серое, грязно-стеклянное, с пародийным шпилем, и рядом с ним – вторая стеклянная гора. Потом я узнал, что это комплекс «Монблан», построенный старейшим и заслуженнейшим архитектором Санкт-Петербурга Тимофеем Садовским, с 80-летием которого совпало открытие петербургского филиала Международной академии. Слева, замыкая перспективу набережной лейтенанта Шмидта, поднималось нечто такое же, еще более, правда, бесформенное. На заднем плане, за фронтом Кунсткамеры, Академий наук, художеств, Меншикова дворца, в глубине Васильевского острова вставали строительные краны. Было понятно, что две крайние точки уже застолблены, а постепенно на всю панораму наложится задним планом этот стеклянный пояс.

У современной архитектуры есть специфическая неразличимость: когда ее много, она превращается в аморфную стекломассу. В традиционном городе есть улицы, ритм высот, дома похожи друг на друга, и поэтому взгляд ухватывает какие-то направляющие линии абриса, придающие целому упорядоченный вид. Здесь же, поскольку каждое здание стремится быть не похожим на другие, получается несколько хаотическое нагромождение объемов. Оно кажется неразличимым, и в Гонконге, и в Турции, и в Лондоне вроде бы выглядит одинаково. Впрочем, если приглядеться, разница все же есть: в Азии эти объемы смотрятся как большая свалка использованной целлофановой упаковки, мятой и грязной, со следами съеденных продуктов, которые в нее заворачивали. А в Европе – как инсталляция на тему этой свалки, сделанная современным художником из совсем еще нового целлофана, измятого первый раз, специально к выставке. В юности казалось, что Адмиралтейская набережная – это как раз и есть окно в Европу. А сейчас почти физически ощущаешь, как за фронтом петербургских дворцов вырастает Азия. Я подумал: вообще-то жаль, что в Петербурге никогда не было стен, городских стен, крепости, которая бы защищала город по периметру. Какой-то он беззащитный.

Выставка, приуроченная к открытию Международной академии, была организована институтом Pro Arte в главном зале Этнографического музея, построенном в 1911 году архитектором Василием Свиньиным. Это невероятно торжественный зал. Этнографический музей представлял культуру и искусства множества народов Российского государства, а центральный зал – империю вообще, ее центр, зенит. Величием главный зал должен был спорить с Древним Римом, и спорит: когда смотришь на него, думаешь, что термы Каракаллы, вероятно, были примерно такими же, пока варвары не растащили с них мрамор и гранит, а может, были все же и попроще. Выставка – 40 аккуратных стендов с произведениями петербургских зодчих, из которых кто-то уже стал академиком или членом-корреспондентом Международной академии, а кто-то, наверное, станет в ближайшее время, – с этим залом не спорила. Наоборот, она подчеркнуто корректно следовала мерному ритму его колонн. В ней было даже неотечественное благородство, и я сначала не очень понял почему, а потом заметил: нет унитазов. В Москве принято проводить архитектурные выставки вместе с выставками сантехники, светильников, мебели, ламината и мармолеума, и все с этим так свыклись, что даже думали, не перенести ли в этом году «Арх-Москву» с мая куда-нибудь на сентябрь, поскольку из-за кризиса эти ценнейшие экспонаты могли не присутствовать в экспозиции в должных количествах. Но, по счастью, обошлось. А в Петербурге прямо берут и выставляют архитектуру в чистом виде, без сопутствующего рынка строительных материалов. Пижоны, строго говоря.

В конце зала было выделено место для лекций и пресс-конференций. Выступал архитектор Сергей Орешкин. Он говорил тихо, интеллигентно, но в его голосе все равно чувствовалось торжество. Ясно было, что сегодня у него праздник. «И если даже могут сказать, что современные архитекторы иногда совершают какие-то ошибки, то, я думаю, я могу сегодня сказать, что ошибки совершаются не по вине архитекторов. Инвесторы, иногда и городские власти диктуют городу свое видение. Но мы, архитекторы, в первую очередь отстаиваем интересы города, нашего Санкт-Петербурга», – говорил он. Я очень ему сочувствовал. Я сразу понял, что, может, инвесторы или городские власти – да, кто ж без греха, бывает, но архитекторы – ни-ни. И с этим настроением приподнятого воодушевления я пошел смотреть его стенд. Как выяснилось, работает он не под своим именем, а под маркой ООО «ППФ «А. Лен»». Это одна из главных петербургских фирм. И там такие вещи! На Херсонской улице – она идет параллельно Невскому к набережной у Александро-Невской лавры – у Орешкина построен многофункциональный комплекс «Олимп». Это как бы такой стеклянный параллелепипед, а в него по центру врезана стеклянная консервная банка, но не тупая, а уже вскрытая, романтически распотрошенная вверху. А на Крестовском острове – целый район, называется «Олимпийская деревня», там сложная игра разными стеклянными и пластиковыми фактурами, накладывающимися друг на друга, и даже есть тонкий парафраз из Дворцовой площади – очень острый угол, почти как угол у Карла Росси, выходящий в сторону капеллы, только стеклянный, и в него тоже врезана банка. Жалко, что как-то там это выглядит не по-дворцовому и вообще не по-городскому: вот есть много домов, а все равно ощущение, что это какой-то не город, скорее отдельный поселок с замкнутым периметром и охраной от нежелательного социального контекста. А на Лиговском он запроектировал тоже городской район, как бы осколки большого листа толстого стекла, разлетевшиеся по прямоугольному кварталу.

Я пошел дальше по стендам. Мой добрый знакомый, яркий борец против разрушения старого Петербурга академик Никита Явейн выставил свой проект из пяти небоскребов в районе Ладожского вокзала. Это 130-метровые стеклянные параллелепипеды, драматически врезанные в стеклянные пирамиды, не по центру, а со сдвигом, с интересной динамикой, как если бы у женских роботов развивались на ветру стеклянные пирамидальные юбки. Мой добрый знакомый академик Михаил Мамошин выставил свой только что построенный многофункциональный комплекс «Авеню» на Аптекарской набережной – шесть одинаковых стеклянных параллелепипедов с металлическими венчающими кубами. Михаил Мамошин много сделал для того, чтобы открыть в Петербурге филиал академии, он привез президента академии, народного архитектора РФ академика Юрия Платонова, и все время с ним ходил по городу, и, кажется, сумел ему понравиться. Я думаю, потому, что его дома из «Авеню» напоминают платоновское здание Академии наук на Ленинском проспекте в Москве, там тоже такая кубовидная конструкция из труб венчает здание. Только там трубы желтые, и это здание в Москве народ уважительно прозвал «золотые мозги», а тут мозги как бы серебряные, что напоминает о Петербурге как о столице Серебряного века, ну и филиалу больше приличествует. Нет, там вообще много было всего интересного. Меня поразил дом архитектора Олега Романова на Малом проспекте Петроградской стороны, где из немного кафельной на вид поверхности фасада вываливаются колотые стеклянные внутренности, как если бы у дома был стеклянный эркер и его долго били по этому эркеру, скажем, монтировкой или, не знаю, чем у них в Петербурге принято. Меня поразил бизнес-центр «Лето» на Свердловской набережной (напротив Смольного) когда-то петербургского, теперь берлинского, но не теряющего связи с городом архитектора Сергея Чобана – совсем простой стеклянный параллелепипед на пустыре, напоминающий хрущевские дома быта, но при этом весь в аппликациях опавших листьев, нанесенных на стекло, как это принято в стеклянных кухонных дверях. Дорогая вещь, и, видимо, должна напоминать то ли о мирискусниках, то ли об эссе Василия Розанова.

Это была прямо не выставка, а сплошные удары под дых. Весь этот Гонконг, который поднимался над городом там как бесформенная свалка упаковки, вдруг обрел тут определенность конкретных вещей, спроектированных, выстроенных и сфотографированных. Выяснилось, что это не безымянные варвары наступают на Петербург откуда-то оттуда, с моря или из болот, а твои знакомые архитекторы, академики, борцы за сохранение культуры Петербурга. Это они боролись с Эриком Моссом, который когда-то привез первый проект Мариинского театра, это они потом выживали из города Доминика Перро с его проектом того же театра, это они били во все колокола по поводу строительства небоскреба Газпрома. Они как раз и строят все это.

Они больше не проектируют дома – это устарело, они теперь проектируют объемы. Если эти объемы в городе, на улице, они должны обязательно ломать линию улицы, как-то отступать от нее или наступать, а если на пустыре – тогда поражать прямоугольностью, впрочем, тоже обязательно взорванной чем-то в нее врезающимся. Ну разумеется, объем никогда не может быть по высоте таким же, как соседние дома, он обязательно должен как-то, хоть чуть-чуть, над ними возвышаться и наползать на них стеклянной накипью мансард и пентхаусов. Они больше не могут проектировать стены и окна в них – нет, это обязательно экран, какая-то аппликация, не совпадающая с границами фасада. А шпили, башни, цилиндры! О, как они это любят! Больше, пожалуй, только щели и дыры. У Виктора Пелевина в романе «Чапаев и Пустота» есть прелестная фраза военного психоаналитика Смирнова: «Я бы обратил внимание… на четко выраженный фаллический характер того, что пациенту постоянно мерещится х... Заметили? То антенна, то ракета…» Но! Если вы подумаете, что это азиатский торговый хаос, вы ошибетесь. Как бы если смотришь издалека – да, грязноватый турецкий рынок где-нибудь под Бодрумом. А подойдешь поближе – нет. Как-то суше, знаете, строже, не чище, но как бы с печалью. Петербургская культура то есть.

Мой друг архитектор Максим Атаянц повез меня смотреть частный дом, построенный в Лисьем Носу (это такая петербургская Барвиха). Там такой замысел, что вот если бы римляне дошли в III веке до Петербурга через германские леса, то как бы выглядел дом римского наместника? Он скромный, небольшой, из неоштукатуренного кирпича и выстроен как реликварий вокруг одного двухколонного портика из чистого белого мрамора. Будто сидит этот римлянин, кругом хавки с хеврусками, и скоро эти варвары захватят империю. Дом ему выстроили как могли, как у них принято, но из метрополии, оттуда, ему кораблем доставили один мраморный портик, и он упорно продолжает его отстаивать, хотя и знает, что все потеряно. Характерная история для сегодняшнего Петербурга. Но я не о ней. Мы ехали туда, в Лисий Нос, через Приморский район, мимо центров «Субару» и «Порше», построенных Сергеем Орешкиным, мимо осыпающейся брежневской застройки, мимо торговых комплексов из стекла и пластмассы, в каких-то бесконечных пробках, и было очень видно, что это не Петербург, а что-то такое другое. Ленинград? Бродский сначала написал: «На Васильевский остров я приду умирать», а потом передумал, и я его понимаю. Ага, сейчас, вот тут, на пустыре между мини-маркетом «Балтика» и бензоколонкой.

Они, петербургские архитекторы, создавая свои шедевры, исходят не из Петербурга, а из вот этого Ленинграда. Рядом с безнадежными этими пустырями, рядом с брежневской и хрущевской застройками все эти стеклянные взрывы, вероятно, могут даже вселять какие-то надежды. То есть ну как? У Кавафиса знаменитое стихотворение «В ожидании варваров» кончается строками: «И как теперь нам дальше жить без варваров? Ведь варвары каким-то были выходом». Какой-никакой, а выход. Но почему, почему, почему они смотрят на мир отсюда, а не из центра, не из Петербурга, не с самых прекрасных набережных в мире? Это нельзя объяснить. Я не знаю. Когда-то в юности, изучая Питер, я долго гулял вдоль заводских районов по Обводном каналу и очень зримо представлял себе, как с одной стороны рабочие отсюда, а с другой – матросы из Гавани в 1917 году движутся туда, к Дворцовой, громить дворцы и гадить в фарфоровые вазы. Заводы встали, порт тоже, как раз эти районы теперь и реконструируются и образуют этот пояс Азии вокруг центра. У территорий своя память. После открытия выставки петербургские архитекторы устроили большой и очень торжественный прием в построенном архитектором Михаилом Мамошиным «Новотеле» на улице Маяковского – только что там открылся новый корпус отеля со стеклянным фасадом, украшенным многочисленными колоннами из алюкобонда. После обильных тостов за академию и процветание петербургской культуры ко мне вдруг подсели страшно уважаемые люди – председатель петербургского отделения Союза архитекторов Владимир Попов и виднейший петербургский архитектор Юрий Земцов, которого зовут участвовать во все конкурсы в Петербурге, где участвуют иностранцы, и он всегда проигрывает, но как бы проигрывает достойно, работая на том же уровне, что и они. На выставке он показал все конкурсные проекты, в которых проиграл, и действительно – тот же уровень.

Владимир Попов как бы следил за порядком, а говорил Юрий Земцов – замечу, обаятельнейший, интеллигентнейший человек. «Объясните мне, – спрашивал он меня, улыбаясь доброжелательно и растерянно, – зачем вы решили устроить эту провокацию?» Я сначала вообще не мог понять, о чем он, потом выяснилось, что о проекте реконструкции Тучкова Буяна Михаила Филиппова. Мой друг Михаил Филиппов, теперь московский, а когда-то петербургский архитектор, в 2003 году сделал этот проект реконструкции и зачем-то решил показать его на этой выставке. Смысла в этом не было никакого, потому что на эту территорию только что прошел конкурс, и выиграл его Сергей Чобан, а Филиппов со своим проектом даже не участвовал. Филиппов у нас главный неоклассик, и его проекты, действительно продолжающие градостроительство классического Петербурга, в сегодняшнем городе никого не интересуют. Я пытался объяснить милейшему Юрию Михайловичу, что ни тени провокации тут нет не только с моей стороны, но даже и с филипповской, поскольку проект отвергнут, заказчик, ВТБ, уже выбрал работу Чобана, и чего же теперь бояться? «Вы не понимаете! – говорил он страстно. – Ведь это так красиво нарисовано! Ведь люди же смотрят! Это так похоже на старый Петербург! Они же не разберутся, что это несовременно. Это страшно опасно, это может их соблазнить! Это может соблазнить даже саму Валентину Ивановну! Нет, вы меня не убедите. Это настоящая провокация». Ну да ладно, это у них пройдет. Но я честно не мог понять, почему представление проекта, который так красив, что может кому-то понравиться, является провокацией. Но если совсем чего-то не понимаешь, надо просто принять как данность. У людей такой образ мыслей. Это интересно.

В 2007 году, после окончания строительства Царицына, я написал статью «Пустое вместо» (см. «Коммерсантъ» от 1 сентября 2007 года), где заявил, что, когда так безнадежно расходишься с властями, архитекторами и населением в оценке архитектурных произведений, надо уходить с позиций критика и переходить на позиции этнографа. Юрий Лужков потом подал на меня в суд за эту статью, и суд первой инстанции уже вынес решение в его пользу. Но мне пока все равно нравится этот образ. И мне кажется страшно символичным, что петербургские архитекторы устроили свою выставку в Музее этнографии.

Когда-то академик Никита Явейн позвонил мне и сказал, что нужно срочно спасать Петербург от проекта «Охта-центра». С тех пор мы все спасаемся от этого проекта. Но я бы сказал, что проблема не в Охта-центре – это отдельный объект, и с ним можно бороться. Проблема во всем петербургском архитектурном сообществе, и с ним бороться нельзя.

Это их город, и у них сегодня уже выработался консенсус между архитекторами, девелоперами и властью о том, каким ему быть. Когда Юрий Лужков начинал работать в Москве, с «лужковским стилем» можно было бороться, потому что была архитектурная оппозиция. В Петербурге бороться невозможно, потому что они едины в своем желании перестроить его именно так. Они искренне считают, что старая архитектура – это опасность, которую надо победить. Они искренне убеждены: самое страшное, что может случиться с Петербургом, – это превращение города в музей, где нет ничего современного. Они борются с этим музеем, как революционные рабочие – с Дворцовой площадью. И они победят.

Они победят потому, что этот город долго был Ленинградом, городом ВПК и инженеров. И его элита – это уже не академик Дмитрий Лихачев, а совсем другие люди. И маэстро Гергиев искренне очаровался золотым лаптем Доминика Перро, так напоминающим большой торговый молл, и академик Пиотровский с восторгом открывал Эрмитаж-Гуггенхайм в Лас-Вегасе. Теперь ведь более или менее известно, каков он, вкус петербургской элиты. Для них образ новой, преуспевающей России бесконечно ценнее, чем образ России императорской, а лучшее преуспеяние, которое они знают, – это Китай, «азиатские тигры», и им страшно хочется, чтобы тут, на Неве, все выглядело так же бесконечно прекрасно, как на Хуанхэ: небоскребы, стекло, торговые центры. Это не просто так, это цель их жизни, то, что они считают добром. И архитекторы – часть этого движения.

В Москве как-то принято плакать, что мы потеряли старую Москву. Не плачьте – Петербург мы тоже потеряли. Что поделаешь? Этнография.

отсюда http://www.projectclassica.ru/newsmake/ … 009_01.htm

ну и предлагаю в виде бонуса почитать на ту же тему
http://e-grigoryeff.livejournal.com/6343.html

0

65

Евгений Спирин написал(а):

Я думал это на площадке Политеха будет проходить,а тут какая-то Школа.

Евгений Спирин написал(а):

Федорыч сегодня звонил,сказал что в паузах мы будем развлекать

ФЕДРЧ ГОВОРИЛ, ЧТО В 4 КОРПУСЕ ВСЁ БУДЕТ ПРОХОДИТЬ... Я ПРО "РАЗВЛЕЧЕНИЯ"

0

66

ГРОМКИЙ написал(а):

ФЕДРЧ ГОВОРИЛ, ЧТО В 4 КОРПУСЕ ВСЁ БУДЕТ ПРОХОДИТЬ... Я ПРО "РАЗВЛЕЧЕНИЯ"

Тогда суть еще комичней.

0

67

ЗАВТРА 16 декабря в 15.00 встреча с Главным Инженером ГУПП "Гражданпроект"
ЛАЗАРЕВЫМ СЕРГЕЕМ ВЛАДИМИРОВИЧЕМ
по теме проект ХВАЛЫНСК
с собой иметь диктофоны,чистые листы для записей,вопросы и интерес.
собираемся на 4-м этаже здания Гражданпроекта дружно нажимаем на кнопочку и сообщаем секретарю что на консультацию к г-ну Лазареву С.В.

http://vkontakte.ru/club20242429
Приходите все желающие,если таковые кроме студентов есть.
Я думаю Вы получите удовольствием от общения с интересным человеком и архитектором.

0

68

В 103-й день рождения Нимейера открыты два его центра

Фонд Оскара Нимейера открыл центр в Нитерое в пригороде Рио

Знаменитый бразильский архитектор Оскар Нимейер отметил свой 103-й день рождения, открыв музей своих собственных работ в пригороде Рио-де-Жанейро.

В здании Фонда Оскара Нимейера, построенном по его собственному проекту в городе Нитерой, будут представлены проекты, наброски и макеты, созданные архитектором за более чем 70 лет работы.

"Меня пришли навестить мои друзья, и это так приятно", - сказал архитектор на церемонии открытия центра.

По проекту Нимейера построена штаб-квартиры ООН в Нью-Йорке, а также более 600 других зданий по всему миру (в Нитерое есть несколько его произведений, в том числе музей современного искусства и театр).

Одной из главных работ архитектора считается новая столица Бразилии, построенная в конце 1950-х годов.

Ученик Корбюзье Оскар Нимейер отметил свой 103-й день рождения

Футуристический облик нового города Бразилиа явился своеобразным заявлением о будущих устремлениях страны, и стал иконой современной архитектуры.

Ученик Ле Корбюзье Нимейер выработал свой отчетливый стиль, соединив строгость бетона с плавным движением кривых линий.

Когда-то он сказал, что вдохновением ему служили фигуры бразильских женщин.

В последние годы у архитектора были проблемы со здоровьем, однако он пытается продолжать работу.

Параллельно с церемонией в Нитерое другой Культурный центр Оскара Нимейера, построенный по его проекту, был открыт в городке Авилес на севере Испании.

Власти Авилеса надеются, что Нимейеровский центр сыграет такую же положительную роль, какую в свое время сыграло открытие Музея Гуггенхайма в Бильбао, превратив этот депрессивный промышленный город в культурный центр

0

69

Евгений Спирин написал(а):

В 103-й день рождения Нимейера открыты два его центра

Больше всего у него нравится...Кафедральный собор в Бразилиа (1960—1970)

очень красиво, особенно интерьер.

увеличить

увеличить

0

70

Мне у него почти все нравится,или все...
Аристократ!

0

71

ОБРАЩЕНИЕ САРАТОВСКИХ АРХИТЕКТОРОВ И ПРОЕКТИРОВЩИКОВ к органам власти и управления, заказчикам и подрядчикам, всем неравнодушным саратовцам

Состояние градостроительства и градорегулирования в Саратове, на наш взгляд, подошло к критическому пределу, когда о дальнейшем формировании и реализации осмысленной градостроительной политики на территории города говорить не приходится.
Если говорить о градостроительной политике как о целенаправленной и последовательной деятельности власти и общества по обеспечению устойчивого позитивного развития поселения, созданию благоприятной среды обитания, формированию городских структур на основе правовой системы, утвержденной градостроительной документации, осознания реалий социально-экономического, научно-культурного, территориального и демографического потенциала города, то сегодня эту политику просто некому формировать и реализовывать.
Генеральный план развития города, Правила землепользования и застройки, так же как и план реализации генплана, требуют не просто внесения одноразовых изменений – они требуют постоянной работы, непрерывного мониторинга, оперативного реагирования и корректировки. Проектировщиков-градостроителей осталось катастрофически мало, но их не только не слышат, но и не знают.
Ведущее структурное подразделение администрации города – комитет по архитектуре и градостроительству, который должен бы возглавить эту работу, фактически упразднен, коллектив его, на наш взгляд, деморализован и работает по инерции.
Передача градостроительных функций землеустроительным органам и попытка подогнать тем самым ситуацию под чьи-то интересы настолько абсурдна, что стала понятна даже самим авторам этой «реформы» – недаром ее реализация не доводится до конца, а в городе до сих пор отсутствует главный архитектор!
Органы исполнительной и представительской власти серьезно недооценивают роль не только профессионалов, но, по сути, и общества. Пять лет не проводится градостроительный совет, который был не только совещательным органом профессионалов и общественности, но и серьезной преградой на пути откровенно слабых, а порой и незаконных проектов.
В свой адрес мы зачастую слышим необоснованные упреки дилетантов. А ведь площадка Градостроительного совета, на которой к обсуждению привлекали архитекторов и строителей, краеведов и дизайнеров, дорожников и экологов, была не так уж давно местом серьезных дискуссий, куда могли в отличие от действующей комиссии по землепользованию прийти и выступить заинтересованные лица. Почему органы МСУ отказались от этого, так же как и от участия в проведении профессиональных конкурсов, конференций по гражданскому строительству и даже профессиональных праздников? Это не является приоритетом для города?
Вполне осознавая свою долю ответственности за нынешнее состояние города, мы не хотим заниматься политиканством. Жителям города необходимо партнерство органов власти и управления с архитекторами и строителями.
В Саратове есть ряд острых вопросов: сохранения исторического облика города в условиях его частичной утраты; транспортные проблемы, включая реконструкцию дорожной сети со строительством парковок и развязок; проблема развития застроенных территорий, в первую очередь, связанная со сносом аварийных домов и сохранением архитектурного стиля в новостройках; реконструкция прибрежной застройки, включая поэтапное преобразование промышленных территорий; развитие градоэкологического каркаса и расширение зеленых зон; защита города от подтопления и многие другие проблемы.
Решение каждого из этих вопросов требует не только миллиардов рублей, но в первую очередь профессиональной разработки проекта и его публичной защиты, свободной от давления чиновников любого уровня.
В то же время есть вопросы, которые можно решить, что называется, малой кровью путем внесения изменений в правила землепользования и застройки, как, например, беспардонный захват общественных территорий, безобразное размещение наружных блоков кондиционеров не только в новых домах, но и на памятниках архитектуры. Количество изуродованных фасадов, на наш взгляд, это серьезная беда, которую исправить возможно, но необходимо употребить власть, как делают это Европа и любимая нашими руководителями Ницца. Также не требует больших средств вопрос о «лоскутном» ремонте фасадов, о тротуарной плитке четырех видов (!) на одном квартале вперемешку с разбитым асфальтом, о дислокации билбордов и вообще наружной рекламы (за это отвечал когда-то главный художник Саратова в составе управления по архитектуре).
Понимание качественной работы по формуле «лучше меньше, да лучше» всегда отличало наших предшественников, которые отливали ограждения парков и скверов из чугуна (!), что называется на века. Вызывает недоумение факт, что появившиеся ограждения зеленых зон (дизайн которых весьма спорен) сделаны из материалов дешевых и недолговечных.
Мы хотим донести до жителей города, бизнесменов, депутатов мысль, что современная градостроительная политика должна быть в центре внимания гражданского общества, сплачивать его на основе понимания и реализации общественных интересов. Это означает, что различные социальные группы населения должны стремиться к согласованному, во многом компромиссному представлению о перспективах развития города.
Мы предлагаем создать «Общественный градостроительный совет» для обсуждения и выработки рекомендаций по вопросам, которые затрагивают так или иначе всех жителей города. И приглашаем к участию в его работе всех, кто заинтересован в том, чтобы Саратов был «разбужен».
У нас остался шанс переломить ситуацию. Давайте его не упустим.

Правление НП «Поволжская гильдия
архитекторов и проектировщиков» (СРО),
правление СРООО
«Союз архитекторов России»,
правление Ассоциации «Союз застройщиков»

0

72

Город без правил
09 декабря 2010, 01:26
Автор: Екатерина ФЕРЕНЕЦ

http://sarvzglyad.ru/?news_id=3599

Сохранение исторического облика Саратова, расчет возможных перспектив от застройки новых микрорайонов, разработка полного пакета четкой градостроительной документации. Эти и многие другие вопросы известные архитекторы, проектировщики и ученые города успели обсудить в рамках пресс-конференции, прошедшей в Доме архитекторов в минувший вторник. Поводом для встречи стало недавно подготовленное обращение к органам власти. В нем профессионалы отрасли выступают с резкой критикой градостроительной политики городских чиновников и предлагают собственные рецепты для выхода из кризиса.

В петиции, подписанной членами трех общественных организаций – Поволжской гильдии архитекторов и проектировщиков, Саратовского отделения Союза архитекторов России и ассоциации «Союз застройщиков» – предлагается воссоздать общественный градостроительный совет, который раньше действовал при главном архитекторе города.
«Это был не только совещательный орган. Он выступал своеобразной преградой на пути незаконных проектов, – рассказал председатель правления СРО «Поволжская гильдия архитекторов и проектировщиков» Вячеслав Цой. – Пять лет назад главный архитектор перестал собирать совет, а потом и сама должность пропала. Но градостроительному совету было бы лучше работать при горадминистрации. Потому что совещаться мы можем сколько угодно, только власть нас пока не слышит».
Предполагается, что совет станет совещательным органом среди профессионалов. Формат ежегодных общественных слушаний специалистов не устраивает. Архитектор Дмитрий Голубинов считает, что в последнее время этот институт превратился в чистую профанацию: «Слушания чаще всего похожи на дрязги тех, кто отстаивает свои частные интересы. Имея земельный участок, каждый хочет выжить из него по максимуму, а потому и борется за свой сарай, ларек, гараж и так далее. Голос специалистов за этим криком вообще не слышен».
По словам инициаторов обращения, сегодня важно донести до чиновников, что проектирование города – это не разовое действие, а постоянная и очень сложная работа. К тому же, «волевыми решениями нескольких человек – тандема или квартета – ситуацию не исправишь», хотя «красить бордюры, прикреплять кашпо и иллюминацию можно сколько угодно».
Ключевой проблемой всей градостроительной политики Саратова является отсутствие документации, а проще говоря, четких правил игры для всех архитекторов и проектировщиков. Многострадальный Генплан должен был стать первым из серии актов, которые планировалось разработать. Но, к примеру, проектов детальной планировки районов до сих пор не существует, а правила землепользования и застройки составлены таким образом, что оставляют недобросовестным строителям возможность для маневра. То есть в Саратове фактически можно вести только точечную застройку, о последовательном охвате всей территории речи пока не идет.
«Обиднее всего, что во многих проектных и архитектурных организациях, вузах за эти годы было накоплено огромное количество наработок и архивов по разным объектам города, – объяснил главный инженер института «Саратовгражданпроект» Сергей Лазарев. – В совокупности это представляет собой готовый проект градостроительных решений для города. Другое дело, что кроме нас, профессионалов, о них никто не знает. А городская власть меняется столь часто, что каждый из градоначальников по незнанию вынужден начинать с нуля и изобретать велосипед». Кроме того, господин Лазарев отметил, что методами современной строительной индустрии центр города можно снести и застроить заново за десять лет. «То есть полагаться на волю рынка и прихоть застройщика здесь нельзя. В этом случае мы скоро лишимся всех красот», – заключил специалист.
Доцент кафедры архитектуры СГТУ Лариса Тарасова обрисовала ситуацию с состоянием исторической части Саратова: «Сколько себя помню, мы только и делаем, что спасаем исторический вид города. Застройка исторических зон велась и раньше, но в последнее время это стало похоже на варварский захват. В августе к нам обратился господин Прокопенко с призывом, мол, давайте спасать старинный облик Саратова. Но, как его спасешь, если четких цивилизованных правил того, где, что и как именно можно строить, сегодня не существует. Причем, что обидно, в той же Самаре этими вопросами власть активно занимается, при главном архитекторе работает большая проектная группа. И сравнение здесь, увы, не в пользу Саратова».
Коллегу поддержал Вячеслав Цой, отметив, что без четкой регламентации норм архитекторы сейчас вынуждены действовать вслепую: «Есть такая тоненькая брошюрка под названием «Правила застройки Саратова», датированная 1910 годом. И в ней четко прописано, что, например, на улице Немецкой здания должны быть не более чем столько-то саженей в ширину и столько-то в высоту. Судите сами, именно таким проспектом мы гордимся до сих пор».
Дополненное и подписанное обращение архитекторы и проектировщики планируют в ближайшее время направить в администрацию Саратова. «Взгляд» будет следить за развитием событий

0

73

Лицо Города
Саратов без главного архитектора – город без лица

Виктория САТЧЕНКО

http://www.bogatej.ru/?chamber=maix& … 2010233102

До муниципальных властей крик души известнейших саратовских архитекторов и проектировщиков пока еще не дошел. Он, этот крик, с предложением создать в городе «Общественный градостроительный совет», вылился в письменное обращение, разосланное на электронные адреса местных СМИ.
А еще прозвучал 7 декабря в Доме архитектора, где, в присутствии журналистов, за круглым столом собрались председатель правления НП «Поволжская гильдия архитекторов и проектировщиков (СРО)» Вячеслав Цой, члены правления гильдии члены правления Дмитрий Голубинов, Сергей Астанин, Алексей Шитов, Владимир Пищов, главный инженер ГУПП «Институт Саратовгражданпроект» Сергей Лазарев и доцент кафедры архитектуры СГТУ Лариса Тарасова.
В разговоре о наболевшем всплыли многие нетривиальные вопросы о настоящем и будущем города, о которых обычно умалчивают. Общее мнение участников круглого стола свелось к тому, что консультативный орган необходим, но создавать его нужно при городской администрации, иначе выносимые на обсуждение его членов проблемы вряд ли будут иметь шанс решиться. В целом же развернувшаяся дискуссия показалась нам настолько любопытной, что мы решили привести ее на страницах «Богатея».
В. Цой: Есть схема того, как должен развиваться город. И есть правила застройки Саратова. Но они разработаны для всех городов одинаково. Они не учитывают наши памятники, наши культурные места. И второй вопрос. Сейчас ведь застройка развивается стихийно. Человек купил земельный участок под частным домом и хочет на этом месте построить офисный центр или жилье. Я был свидетелем того, как это происходит. В Ленинском районе, на Тархова и Уфимцева, есть садово-дачные участки. И каждый, кто купил дачу, хочет построить там заправку, гараж, стоянку… Все эти вопросы выносятся на общественные слушания. Как раз сейчас комиссия, которая рассматривала этот вопрос, решила, чтобы на все эти участки, около ста гектаров, город на свои деньги разработал проект того, как этот район будет развиваться. Ну не могут же в центре города находиться дачные поселки. А у нас есть поселок Мирный, есть дачный поселок на Молочке. И все это пока стихийно развивается.
Корр.: В том числе, и строительство небоскребов?
С. Лазарев: Небоскребы – это вещь не хуже и не лучше других. В принципе, они свидетельствуют об интеллектуальных и промышленных возможностях какого-то региона, федерации и т. д. Другой вопрос – где стоят эти небоскребы. Музейная площадь у нас одна. А небоскребы могут быть практически в любом месте. Мне кажется, стоит какие-то участки все-таки сберечь от такого страшного воздействия – по той простой причине, что Музейную площадь они, наверное, не заменят.
В. Цой: Центральная часть города – от Волги и до железнодорожного вокзала, от улицы Соколовой и до Городского парка. Хотя бы эту зону необходимо защитить. Но к этому вопросу нужно подходить комплексно и двигаться от общего к частному, а не так, как это у нас обычно бывает. Нужно стремиться к тому, чтобы у Саратова, как у других городов – Праги, Вены, Будапешта, появилось свое лицо.
С. Лазарев: Возьмем, к примеру, Соколовую гору, которая в свое время рассматривалась именно как зона общественно-делового центра города Саратова. На ней предполагалась застройка повышенного масштаба, и это никак не повредило бы остальной части исторического центра.
Корр.: Как по-Вашему, тандем Грищенко-Про-копенко заинтересован в качественных переменах в облике города? И если да, то насколько успешно продвигается работа властей в этом направлении?
В. Цой: В последнем обращении к нам Прокопенко как раз ратовал за то, чтобы максимально сохранить центральную часть Саратова. В августе он к нам приходил и спрашивал, как бы это сделать. Но вообще, наверное, нужен законный аргумент, на основании которого можно было бы этим заняться. Сейчас оснований запретить строительство высоток нет. Это все разговоры.
С. Лазарев: На самом деле, Генплан – это первый из серии документов, которые можно было бы разработать. После него должен идти целый пласт градостроительной документации, которая просто не делается, и дело здесь не в тандеме Грищенко-Прокопенко, а в том, что это не делается уже порядка двух десятков лет. Для того, чтобы у нас была не точечная застройка, а именно комплексная, надо последовательно охватить всю территорию. В прошлом году были попытки объявить конкурс на проект детальной планировки, но конкурс был с крайне невнятными, нечетко сформулированными целями, а участники, по большому счету, не фильтровались…
Но здесь проблема еще в 94-м Федеральном законе, который не определяет нижнего предела стоимости. На этом рынке очень много авантюристов, которые просто не дают авторитетным организациям принять участие в таких аукционах. Цены падают ниже минимально разумного предела. Я не думаю, что это абсолютно неразрешимая проблема. Просто специалистам и органам управления надо собираться вместе и искать пути ее решения. Кроме того, и в управлении архитектуры, и в таких институтах, как Саратовгражданпроект, который я представляю, в других организациях, которые на рынке десять-двадцать лет, набралось огромное количество наработок и архивов по самым разным фрагментам города. А кафедра архитектуры вообще в течение десятилетий, в том числе и в студенческих работах, какими бы наивными они ни были, отрабатывает отдельно участок за участком города, ищет пути подхода к нему. Не говоря уже о научных работах, которые ведутся у нас в институте. Все это в совокупности составляет практически готовый пакет решений для города. Но власть у нас меняется так часто, что просто не знает о том, что было сделано до нее. И каждый раз начинает изобретать велосипед. Поэтому об этом пакете решений, кроме специалистов, никто не знает.
В. Пищов: На сегодняшний день получается, что Саратов лишен главного архитектора как такового. Его нет. У главного архитектора осталось четыре функции: подписывать разрешения на строительство, подписывать ввод объектов в эксплуатацию, переименовывать улицы и согласовывать перепланировки. Получается, что главным архитектором может работать обычный человек, просто с десятиклассным образованием, который понимает, что есть бумажка, на которой надо проставить галочки. Огромное количество работы просто некому на себя взять. У одних нет желания, а у других нет полномочий и функций. Нужен толковый руководитель, у которого будет достаточно полномочий и который соберет вокруг себя инженеров института, всех проектных мастерских, разберется, внесет предложения и будет это все координировать.
Д. Голубинов: ДК «Рубин» находится на землях общего назначения. Он разрушается, внутри уже все перестроено, все переломали, но на него нельзя выдать градостроительный план, никакие регламенты не распространяются на эту зону. Клуб разрушен, но официально с ним нельзя ничего сделать. Должен быть какой-то орган, который внятно рассмотрел бы этот вопрос и какое-то решение принял.
С. Лазарев: Есть зоны, отведенные под многоэтажную застройку. Но существуют ограничения – допустим, санитарные, пожарные нормы, инсоляция – и на этих зонах можно строить только четыре этажа. Но оказывается, что даже этого сделать нельзя: надо проводить общественные слушания, несмотря на требования закона и нормативов, которые нужно выполнять. Одни вещи, такие как строительство небоскребов на Набережной, фактически разрешены, потому что не запрещены, а другие, которые по закону необходимо делать, запрещены, потому что так составлены наши правила землеотведения.
С. Лазарев: Мастодонт на углу Вольской и Чапаева, я думаю, не последний. Сейчас меньше двадцати этажей в центре заказчики уже не хотят.
А. Шитов: А можно эти же дома положить набок – как чемодан. Эти же метры, эти же объемы строительные в исторической застройке останутся, но будет проведена более ювелирная работа. Это потребует больших финансовых вложений, но исторический масштаб сохранится, и там будет нормальная жизнь, свойственная для исторической части города.
Корр.: Не означает ли отсутствие этих преобразований того, что в скором времени мы потеряем исторический облик Саратова?
Л. Тарасова: Фактически мы его уже потеряли. Но это не значит, что раньше его не спасали. Сколько я себя помню, мы только и делали, что спасали его. Причем, более-менее успешно до последнего времени. Это в последнее время началась достаточно наглая застройка.
В. Цой: Получилась большая экспансия на центральную часть города, на самые лучшие места. И памятники культуры оказались перед этой экспансией беззащитны. Российские законы по охране памятников есть, но сейчас нужен новый закон, потому что все эти законы – местные, муниципальные, федеральные, региональные – передаются на усмотрение местным органам. Теперь местные органы должны принять решение, берут ли они тот или иной памятник под свою опеку или не берут. В Саратове на выявлении более трех с половиной тысяч объектов – регионального, федерального и местного значения. Если город сейчас скажет, что оставляет вот эти пятнадцать, а остальные не считает памятниками, то начнутся сносы. В восьмидесятые годы было предложение всю историческую часть считать охраняемой зоной. Сейчас хотелось бы создать такие зоны, на которых рядом с памятниками вообще ничего нельзя было бы строить.
Д. Голубинов: Единственная цель общественного совета: донести до руководства города, что проектирование – очень сложная сфера человеческой деятельности. Тут задействованы и транспортная проблема, и проблема коммуникаций, и вопрос сноса старого жилья. Почему у нас точечная застройка? Потому что законы позволяют частникам, проживающим в разрушенных халупах в центре города, претендовать практически на целый подъезд жилого дома. И никто решить эту проблему пока не может. Но решить ее нужно. И только потом отстроить парковки, регулировать транспортные схемы, заниматься благоустройством и правилами застройки жилья. Это такой клубок проблем, что заниматься им должен не один главный архитектор, а целая команда. И если власть этого не понимает, то наши усилия напрасны. Единственное, можно попытаться объяснить ей, насколько серьезна эта проблема, и что для ее разрешения нужно создать мощный, финансируемый орган, нужны инвестиции. Потому что покрасить забор – это одно, а обеспечить городу приличное будущее – совсем другое. В этом клубке все комплексно завязано, в том числе и энергетика. И сегодняшние аварии на водопроводе – это только начало в цепи гигантских аварий, потому что городские сети не реконструируются. Просто волевым решением двух человек, того же тандема градоначальников, устранить эту проблему в городе невозможно.
С. Лазарев: Что значит «создать»? Практически все структуры были в свое время в Советском Союзе созданы. Нужно «воссоздать» и использовать те остатки, которые есть. Потому что буквально на каждый вопрос, который сейчас может возникнуть, найдется специалист, сумеющий дать цельный совет. И еще, что мне очень хочется сказать, возвращаясь к теме исторического города. Наиболее ценная часть исторического центра – небольшая, размерами примерно с поселок Солнечный или поселок Комсомольский. Наш институт разработал проекты еще двух микрорайонов, их построили за два года. Если их сложить – получится, наверное, четверть поселка Солнечный. Вывод: методом современной индустрии мы можем снести и построить заново центр города менее чем за десять лет. Но будет ли этот новый центр лучше, чем старый – это большой-большой вопрос. Поэтому полагаться только на волю рынка, на милость застройщиков, которые по-своему правы, пытаясь делать то, что им разрешают, и в этих дозволенных рамках получить максимальную прибыль, мы нашего центра за ближайшие десять лет лишимся.

0

74

Вот такие интересные дела происходят!!!
Почему то правда не Инженер,не Лариса Германовна форумчанам не поведали об этих инициативах.Прискорбно.Инженер вообще меня расстроил,пишет про какой-то Трептов-Парк o.O
А можно было бы и здесь выложить обращение.
Подозреваю что в Общественном Градостроительном Совете, о котором идет речь, будут в основном присутствовать члены правления НП «Поволжская гильдия архитекторов и проектировщиков (СРО)»,
интересно молодых то пригласили бы на этот совет-то?

0

75

Как приятно зайти на главный российский архитектурный портал и увидеть знакомое саратовское лицо...
http://agency.archi.ru/news_current.html?nid=29527
Поздравляем АНТОН ЛЕБЕДЕВА представителя консорциума :ЕПРСТ с победами
-конкурса «Полигон для творчества 2010 "Номинацию «Архитектура и дизайн"1место
http://www.3dpolygon.ru/ru/news/sendval … /#comments
конкурс "Объективность внутри 2010"
проект общественного интерьера
2 место

http://a3d.ru/konkurs/30/
Антон молодец и так держать!!!
Лучшие в 3D формате
11 декабря в рамках конференции CG Event прошло награждение лауреатов конкурса «Полигон для творчества 2010», который компания Consistent Software Distribution совместно с Autodesk проводит для дизайнеров, художников, архитекторов и аниматоров, профессионально занимающихся компьютерной графикой.
Компьютерное проектирование в хорошо известных практикующим архитекторам программах, как 3ds Max, ArchiCAD, AutoCAD, за последнее десятилетие стала такой же необходимостью, как некогда рисунок или отмывки. Сегодня студенты МАрхИ делают свой первый проект в технике 3D уже на третьем курсе. Компьютеризация проектирования развивается очень быстро, и в последние несколько лет архитекторы уже вовсю осваивают программы второго поколения, такие, например, как Rhino, позволяющие «выращивать» архитектурную форму из заданных параметров. Из инструмента быстрого черчения и моделирования компьютер в эпоху т.н. параметрической архитектуры превращается в такого же творца, как и управляющий им человек. Эта идеология, конечно, не бесспорна, но нельзя не признать, что в нынешнее время ни один даже самый консервативный архитектор не сможет обойтись без 3D моделирования – качественные визуализации теперь составляют едва ли не половину успеха на конкурсах и тендерах.

Конкурс «Полигон для творчества» поддерживает молодых архитекторов, дизайнеров, аниматоров, работающих с программными продуктами Autodesk. Отбор участников в нем проводится в несколько этапов, первый из которых стартовал еще в июне. Сначала народным голосованием были выбраны лидеры, потом из них – 36 финалистов (по 9 в каждой номинаций) и, наконец, к декабрю жюри распределило призовые места, а болельщики проголосовали за приз зрительских симпатий.

Номинацию «Архитектура и дизайн» судил Андрей Асадов. По его словам, «участники в целом хорошо владеют программными инструментами, но на конкурс представляют почему-то, в основном, прикладные работы, качественно отрисованные интерьеры и экстерьеры. Работ с настроением, собственным стилем очень мало».

Первое место в этой номинации было присуждено саратовскому архитектору Антону Лебедеву за проект «Бар на волнах» – перенесенная на пирс оболочка традиционного домика с двускатной кровлей. Идея сама по себе не нова, но очень симпатично подана: бар отлично вписался бы в стиль «Архстояния» и наверняка бы стал популярным местом не только еды, но и рыбалки.

увеличить

увеличить

увеличить

Отредактировано Евгений Спирин (17-12-2010 06:21:26)

0

76

Евгений Спирин написал(а):

Почему то правда не Инженер,не Лариса Германовна форумчанам не поведали об этих инициативах

Не было возможности сообщить ДО. Всё произошло в значительной степени экспромтом - пришлось даже возвращаться с пол-пути из поездки по области. Сказали - будут журналисты разговаривать с правлением , а поскольку архитекторы их вниманием не избалованы - уцепились за эту возможность.
ВО ВРЕМЯ - показалось что кроме опозиционной газеты ВЗГЛЯД никого это и не заинтересовало ; ПОСЛЕ - соответственно  - получилось, что как-бы и не о чем рассказать ( сие событие просто выпало из памяти ).

Евгений Спирин написал(а):

в Общественном Градостроительном Совете .... интересно молодых то пригласили бы на этот совет-то?

Думаю да , но кого и по какому принципу? - для этого и нужна какая-то форма самоорганизации либо участие в каких то др. организациях.

Отредактировано инженер (17-12-2010 09:43:43)

0

77

Евгений Спирин написал(а):

Как приятно зайти на главный российский архитектурный портал и увидеть знакомое саратовское лицо...

:jumping:  :cool:  :love:
НУЖНО БЫЛО НА АРХПИКНИКЕ "ВКЫЛ" ТАКОЙ БАР СТАВИТЬ...)))

Отредактировано ГРОМКИЙ (18-12-2010 12:54:17)

0

78

инженер написал(а):

Думаю да , но кого и по какому принципу?

Я думаю что эту формулировку можно отнести к любому из предполагаемых членов предполагаемого совета.
Видимо путем голосования членов Союза,плюс резервацией нескольких мест для людей не состоящих в СА.
Т.е.членство должно быть выборным.

0

79

АРХНОВАЦИЯ. Открытый конкурс Приволжского Федерального округа

УСТОЙЧИВАЯ АРХИТЕКТУРА - УСТОЙЧИВОЕ РАЗВИТИЕ

ОТКРЫТЫЙ АРХИТЕКТУРНЫЙ КОНКУРС ПРИВОЛЖСКОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО ОКРУГА

ОРГКОМИТЕТ:

Союз Архитекторов России
Галерея Сергея Туманина
Приволжский Государственный Центр
Современного Искусства
К участию пригла шаются: архитекторы, градостроители, дизайнеры, реставраторы, архитектурные бюро, студии и мастерские, органы архитектуры и градостроительства регионов и городов Поволжья, профессионалы и молодые специалисты, все кто заинтересован в развитии архитектуры и градостроительства и расширения взаимодействия городов ПФО в этой сфере.

ЖЮРИ КОНКУРСА:

С.Чобан Москва-Берлин, председатель
Е.Гонсалес, Москва
В.Плоткин, Москва

ЭКСПЕРТНЫЙ СОВЕТ:

Б.Уборевич-Боровский, Москва, председатель
А.Бавыкин, Москва
Е.Пестов, Нижний Новгород
В.Самогоров, Cамара
В.Пастушенко, Самара

ЦЕЛЬ КОНКУРСА:

Показать лучшие произведения в области архитектуры и градостроительсва, созданные за период 2006-2010 г. и
закладывающие основу для создания наиболее комфортной городской среды.

Существует несколько принципов определяющих понятие устойчивости:
- приоритет социальных и культурных ценностей каждого места
поселения
- гарантии здоровья и комфорта для человека (здоровый микроклимат, комфортное освещение, строительные материалы не
опасные для здоровья)
- дружественная людям среда обитания
- защита окружающей среды
- бережное использование природных ресурсов (воды, воздуха, земли и т.д.)
- снижение стоимости эксплуатации здания
- гарантии экономической выгоды
Все эти критерии подразумевают под собой применение инновационных технологий в строительстве.
Архитектура и инновации должны объединиться для создания
комфортной и здоровой среды для людей.

КОНКУРСНАЯ ПРОГРАММА :

Архитектурные произведения 2006 - 2010 годов
Конкурс объектов жилого и гражданского строительства в исторических центрах городов и новых районах.

Жилые и общественные здания и сооружения.
Номинации:
Постройки
- лучший реализованный объект
- жилой комплекс, здание
- общественное здание, сооружение
Проекты:
- лучший проект жилого здания
- лучший проект общественного здания, сооружения

Градостроительство
Конкурс для организаций, выполняющих градостроительную документацию территориального планирования, генпланов поселений, реновации существующей среды и новых градостроительных комплексов.
Департаментов архитектуры и градостроительсва
Номинации
Постройки:
- лучший реализованный градостроительный комплекс
Проекты:
- лучший проект градостроительства

Частная архитектура
Конкурс объектов частного строительства и интерьеров
Номинации
Постройки:
- лучший индивидуальный жилой дом
- лучший интерьер общественного или частного пространства
Проекты:
- лучший проект индивидуального жилого дома
- лучший проект частного или общественного интерьера

Конкурс молодых специалистов и студентов старших курсов

Конкурс журналистов
- лучшая статья или репортаж по теме конкурса

СПЕЦИАЛЬНАЯ КОНКУРСНАЯ ПРОГРАММА:

Лучшее решение освещения с применением технологий фирмы OSRAM
Конкурс для объектов с применением технологий освещения жилых и общественных пространств и подсветки зданий и городских улиц.

Лучшее решение с применением технологий SCHNEIDER ELECTRIC
Конкурс для объектов с применением оборудования и технологий SCHNEIDER ELECTRIC

Лучшее решение с применением технологий AGC
Конкурс для объектов с применением светопрозрачных конструкций
Конкурс для объектов с применением стекла в частном интерьере
Конкурс для объектов с применением стекла в коммерческом интерьере

Лучшее решение с применением технологий ROCKWOOL

СРОКИ ПРОВЕДЕНИЯ:

dead-line регистрации:01.03.2011
dead-line подачи проектов: 01.04.2011
дата объявления результатов: 20.05.2011

КОНТАКТЫ:

603115 Нижний Новгород, ул.Студеная 68а - 80
Тел./факс: +7 (831) 436 57 56
e-mail: tumanin.gst@gmail.com
e-mail: tma.tumanin@gmail.com
tumanin.ru

Ответственный секретарь: Туманина Марина +7 (910) 134 16 40
Секретарь: Маслова Кристина моб. т.: +7 (920) 111 17 12

увеличить

0

80

0


Вы здесь » Тектоника-плюс » Новости » Новости