Тектоника-плюс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тектоника-плюс » Общий » Православная архитектура


Православная архитектура

Сообщений 1 страница 20 из 225

1

На эту тему натолкнул следующий материал
http://archi.ru/foreign/news/news_present.html?nid=29611&&fl=1&sl=1&tid_1=%&tid_2=%&tid_3=%
Представлены проекты финалистов конкурса на проект Духовно-культурного православного центра на набережной Бранли.

Работы всех 10 лучших участников опубликованы на сайте Управления делами президента РФ.
http://www.udprf.ru/konkurs-graphic
Это четыре российских бюро («Студия архитектуры» Олега Копылова, Михаил Филиппов и Владимир Митрофанов, мастерские Елены Ленок и «Вега»), четыре французских (Руди Риччотти, Фредерика Бореля (Frédéric Borel), Антони Бешю (Anthony Béchu) и Dumont Legrand Architectes (Olivier Legrand & Grégoire Dumont)) и две международные команды (SADE (Manuel Nuñez-Yanowsky & Miriam Teitelbaum) и российская «Arch group», а также Жан-Мишель Вильмотт совместно с «Моспроектом-2»).

Участок земли площадью 4 245 м2, приобретенный российскими властями в начале 2010 года у французского правительства на конкурсной основе, сейчас занят штаб-квартирой метеорологического агентства Météo France (в течение 2011 оно переедет в новое здание). Это здание в стиле ар деко 1948 года постройки будет снесено, чтобы освободить место комплексу православного центра, включающему в себя церковь, многофункциональные помещения, библиотеку и жилье для семинаристов. В задании конкурса подчеркивалось, что конкурсные проекты должны ориентироваться на лучшие образцы и канонические принципы культовой православной архитектуры, и что решение храма должно включать как минимум один купол.

Тем не менее, архиепископ Егорьевский Марк, возглавляющий Управление Московской Патриархии по зарубежным учреждениям, который вместе с управляющим делами президента РФ Владимиром Кожиным представлял список финалистов 10 декабря французской общественности, отметил, что для западных участников характерно незнание канонов православного сакрального зодчества, что особенно проявилось в решении интерьера. Отечественные же архитекторы, по его мнению, подражают уже существующим сооружениям. Впрочем, он назвал проведение конкурса «символическим этапом для русской православной архитектуры» и отметил, что больше всего ему понравились проекты, представляющие собой синтез отечественной традиции и идей современной западной архитектуры.

После пресс-конференции проекты финалистов были продемонстрированы президентам Франции и России, а 18 и 19 декабря были показаны парижанам в резиденции посла России. Со своей стороны, власти 7-го арондисмана, где расположится центр, выразили общую надежду его жителей, что его архитектура не будет агрессивной и провокационной. Впрочем, эти пожелания не совсем понятны: в 200 м от будущего здания находится Музей на набережной Бранли Жана Нувеля: по сравнению с ним практически любое решение будет выглядеть скромно и традиционно.

Застройщиком станет компания Nexity, а победитель конкурса будет объявлен в марте будущего года. Бюджет проекта пока не разглашается, хотя во французской прессе называют ориентировочную сумму в 30 млн. евро. Строительство должно начаться в январе 2012.

увеличить

0

2

Меня все время волновал вопрос почему архитектура православных храмов законсервирована,а не развивается в русле развития эпох.
Почему до н.20века развивалась,а потом перестала.Причем явление это свойственно только архитектуре именно православной Церкви.
У мусульман,католиков,протестантов и т.д.-все наоборот.
Кто сможет объяснить?
...
а тут я натыкаюсь на этот конкурсные проект близ Эйфелевой башни,но они совсем далеки мягко говоря от привычного нам образа Храма.
Что могло случитсься?Неужели РПЦ пересмотрело свои взгляды на архитектуру?

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

0

3

...

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

0

4

Интервью с М. А. Филипповым
– Михаил Анатольевич, почему православная архитектура так консервативна? Почему православные, как архитекторы, так и заказчики, категорически против каких-либо новаций, держатся за старину? Что плохого в использовании новых форм? Ведь в православной архитектуре нет таких строго прописанных канонов, как в иконописи.

– На самом деле это не догматический вопрос, а благочестиво-апокрифический. Вся церковная культура — благочестивое предание. Что Церковь приняла — то свято, а что в течение долгого времени не принимает — чуждо православному духу. И современная церковная архитектура еще раз напоминает нам об этом. Слава Богу, в XX веке восточно-православная традиция ни в каких формах не приняла модернистскую архитектуру. Католики и протестанты приняли — среди лучших произведений модернистской архитектуры немало католических и протестантских храмов (например, Ле Корбюзье построил капеллу Нотр-Дам-дю-О в Роншане, Марио Ботта — кафедральный собор в Эври под Парижем, поминальную церковь Сан-Джованни в Моньо), а православные — нет. В России это можно объяснить тем, что 70 лет храмы у нас вообще не строили (была только реставрация), а именно в это время модернизм стал главным и едва ли не единственным архитектурным стилем. Но и в странах, где коммунизма не было (в Греции, на Кипре), нет модернистских православных храмов. Видимо, православное сознание интуитивно не принимает модернистскую архитектуру. Строго говоря, модернистскую архитектуру нельзя назвать архитектурой. Это другой жанр, другая деятельность, я бы сказал, монументальный упаковочный дизайн. Если старая архитектура представляет собой целостный организм, подражающий живой природе — творению Божьему, то эстетика так называемой современной архитектуры демонстрирует искусственное, абстрактное аналитическое мышление, секуляризированный псевдонаучный рационализм, полагающий, что весь мир можно разъять на составляющие элементы, а потом собрать в более правильном, примитивном, доступном человеческому сознанию порядке. Это прямо противоположно христианскому мировоззрению.

– Значит, хорошо, что православная архитектура не соблазнилась модернизмом. Но есть и другие стили, а она, похоже, вообще не развивается, а только смотрит назад, в древность.

– Трудно представить что-либо хуже, чем современная архитектура православных храмов, пытающаяся копировать (а на самом деле пародирующая) традиционные формы. Но как она ни плоха, это архитектура, а все, что строится за церковной оградой, к архитектуре как искусству никакого отношения не имеет. Это контейнеры, надутые до размера зданий. Упаковка не является формой предмета, в ней предмет находится в неживом состоянии, она как бы гроб для формы, и то, что красиво для упаковки, безобразно для архитектуры, так как красота — понятие прилагательное. То, что красиво для лошади, безобразно для женщины. Красота архитектуры в традиционном смысле слова — это красота устойчивости, демонстрирующая как бы вечность здания, неотъемлемость среды обитания человека от мира «яже не подвижется». Современная храмовая архитектура пытается быть традиционной и каноничной, но архитекторы уже не могут отличить красивое от некрасивого. Не могут, к сожалению, и заказчики, потому что художественный вкус есть результат культурного предания, которое прервалось около 70 лет назад. Сегодня в России и во всем мире церковное и светское искусство суть не пересекающиеся миры. Большому биг-арту и архитектурной тусовке нет никакого дела до архитектуры и росписи православных храмов. В многочисленных антологиях современного искусства нет ни одного произведения иконописцев. Кстати, мне кажется, что в иконописи ситуация гораздо лучше, чем в архитектуре. Не знаю почему, но факт — многие новые храмы очень хорошо расписаны. Может быть, потому, что они пользуются прорисью, имеют возможность и желание копировать признанные шедевры. Как бы то ни было, иконопись возрождается и развивается, хотя, конечно, есть неприятные исключения. А архитектура находится в варварском состоянии. Она может и должна развиваться, но попытки возродить древнерусский стиль — бесперспективный путь.

– Чем же плох древнерусский стиль как образец для современного храма? Многие, наоборот, считают самым неудачным опытом отход от этих традиций, строительство храмов в западном стиле.

– Это очень распространенное мнение в церковной среде, но по духу типично старообрядческое. Вообще, национально-романтическая форма, фольклорный оттенок приносит ущерб нашей духовной жизни. Мы отталкиваем тех, кто видит в нашей Церкви не национально-патриотический клуб, а Церковь Символа веры, которым на самом деле Русская Православная Церковь и является. Подтверждает это тот неоспоримый факт, что в русском стиле, начиная приблизительно с 1830 года до наших дней, не сделано ни одного убедительного в художественном отношении произведения. Ни одно из многочисленных псевдорусских произведений не может быть сравнимо с подлинными шедеврами Х I – XVII веков. Даже в таком качественном произведении, как Марфо-Мариинская обитель, чувствуется фальшь стилизации. И не случайно ее автор, Алексей Викторович Щусев, в следующей своей работе (мавзолее) сделал стилизацию пирамиды майя. Наоборот, сотни церквей русского барокко и классицизма украшают исторические центры русских городов и монастыри России, органически влившись в великую православную культуру. У кого повернется язык сказать о неблагодатности архитектуры соборов Петербурга и многочисленных великолепных храмов Москвы: Большого Вознесения, в котором венчался Пушкин, «Всех скорбящих радосте» на Ордынке, Елоховского собора, собора Сергия Радонежского на Таганке, храма на Смоленском кладбище, который блаженная Ксения Петербуржская строила своими руками! В том и величие, и оригинальность русских храмов, что в синодальный период были использованы и своеобразно переработаны все стили христианской архитектуры. Мы имеем поразительные объемно-пространственные решения: и базиликальные, и крестово-купольные, и бесстолпные. Вот это великое наследие и надо развивать, а не замыкаться в древних формах. Ведь древнерусское искусство соответствовало очень глубокому и сосредоточенному чину созерцания. В то время люди не знали никакой культуры, кроме церковной. Вся жизнь была неразрывно связана с Церковью. Подражать им сегодня — это все равно что надевать монашескую рясу, вернувшись с пляжа. Поэтому даже в храмах, сделанных в древнерусском стиле весьма искусно, есть оттенок позы. Еще в советское время я в самиздате прочитал методичку замечательной иконописицы монахини Иулиании (Соколовой). Она как раз очень хорошо описала чины созерцания и не приветствовала рублевский стиль в современной иконописи (сама матушка Иулиания, кстати, часто писала иконы в живописном, васнецовском стиле). Именно потому, что понимала: мы находимся в другом чине. Честнее и перспективнее работать в канонах архитектуры синодального периода, то есть нормальной ордерной архитектуры, которая имеет огромную русскую традицию.

– То есть вы считаете, что современная церковная архитектура должна развиваться в русле синодальной традиции?

– Да, разумеется, потому что реальная, красивая среда русского города, которая, к сожалению, гибнет (я имею в виду центры таких городов, как Санкт-Петербург, Москва, Торжок, Нижний Новгород), архитектура большинства русских монастырей — это архитектура классицизма и барокко с небольшими вкраплениями древнерусских памятников. Мы другой России не знаем, и выдумывать, высасывать из пальца некую фантастическую сказочно-былинную среду древнерусских городов не стоит, тем более что есть не очень удачные опыты в прошлом (Васнецов) и в настоящем (рынок в Измайлове). Нежелание большинства архитекторов обращаться к классическим ордерным формам заключается в художественной определенности ордерных форм. Для работы с ними требуется огромное усилие над собой, многолетнее воспитание в себе художественного опыта, умение рисовать и большая эрудиция. А вот проектирование в древнерусских формах позволяет употреблять, по остроумному замечанию Щусева, характерные, а не красивые пропорции.

– Как может выглядеть современный православный храм?

– Я активно проектирую православные храмы и могу привести в пример проект, который я выполнил по просьбе посла России с целью помочь российскому государству купить участок земли для строительства собора Живоначальной Троицы на набережной Бранли в Париже. На мой взгляд, художественной задачей архитектора, получившего такой заказ, было найти яркий, своеобразный образ собора, который бы выгодно соседствовал с известным модернистским произведением на набережной Сены около Эйфелевой башни, — Музеем Бранли Жана Нувеля. Кроме своей естественной функции, собор должен иметь рекреацию, общественный сад или сквер для отдыха парижан и гостей города. Именно эта «зеленая тема» как нельзя лучше соответствует русской традиции празднования Пресвятой Троицы, когда зеленый сад как бы входит в храм. Тема зеленого холма, цветника, на котором стоит пятиглавый собор, является основой представленного проекта. Собор стоит около моста Альма, названного в честь победы французского оружия в местечке Альма. Во время этой битвы погибли шестнадцать тысяч русских воинов. Собор, по моему мнению, должен быть отчасти храмом-памятником, градостроительным акцентом набережной, как многие знаменитые соборы Парижа. И в любом случае, он будет лицом Русской Церкви и, наверное, и России.

Мне кажется, надо избегать фольклорных русских мотивов, чтобы не стать продолжением «экзотического» Музея Бранли, (а именно так выглядит альтернативное предложение французских архитекторов). Собор, по моему мнению, должен быть решен в духе русского классицизма. В этом стиле в XVIII – XIX веках построено большинство соборов Петербурга и Москвы, и одновременно он имеет глубокую связь с французской культурой этого периода и всей архитектурой Парижа.

Леонид ВИНОГРАДОВ

0

5

Лично я наоборот рад, что православная архитектура существует вне времени..вне мод и каких-то поветрий ... она канонична и в этом ее особенность...Мне нравится, что существует что-то незыблемое , на что не влияют мимолетные вкусы людей. В это то и вся соль. А талантливые архитекторы и в этих рамках могут работать своеобразно. Мне кажется просто те оценочные шаблоны, которые применимы к другим зданиям тут теряют свою силу.

0

6

..."Сближая Церковь, живой храм Божий с самим зданием храма, Св. Иоанн Златоуст учит, что каждый из верующих и все вместе есть храм (X, 50), и все народы суть четыре стены, из которых Христос создал единый Храм. Сходные воззрения на храм можно найти и у западных богословов. Петр Карнатский (XII в.) рассматривает храм, как образ мира. «В основании, - писал он, - полагается камень с изображением храма и 12 других камней, в знаменование того, что Церковь покоится на Христе и 12 апостолах. Стены означают народы, их четыре, потому, что они принимают сходящихся с четырех стран» [36] ...
..." Здесь уместно говорить о художественном видении вещей, об исполнении Адамова призвания. В наибольшей степени это видение открывается в людях святой жизни – подвижниках и молитвенниках – отцах исихастах. Известный исследователь и автор работы «Богословие православной иконы» писал, что «язык православного образа формировался в течение веков на духовном опыте православного подвижничества. Естественно поэтому, что расцвету русской святости сопутствовал и расцвет церковного искусства. Общение русских иноков еще домонгольского периода с византийскими монастырями и духовными центрами Ближнего Востока заставляет полагать, что умное делание играло решающую роль в усвоении христианского искусства и в формировании художественного сознания. Русское искусство XIV-XV веков находится под прямым воздействием исихазма» [16] .

В эпоху исихазма определяются те рамки, за которые церковное искусство выходить не может, оставаясь церковным. Далее Л.А. Успенский подчеркивает, что церковный язык вырабатывается не сразу: «Искусство это обретает ту форму, которая с наибольшей полнотой передает духовный опыт Православия. В этот период образ достигает вершин четкости и ясности адекватной формы: искусство нераздельно сливается с самой действительностью духовного опыта. Это искусство, в котором форма мыслится и осуществляется как наиболее убедительная и ясная передача содержания, направляющая и фиксирующая внимание молящегося на первообразе, облегчающая ему путь уподобления первообразу. Здесь с особой силой проявляется соответствие искусства тому типу духовного опыта, ярким представителем которого был преп. Симеон Новый Богослов: «Христос страдающий и униженный для него всегда и, прежде всего, в то же время Христос воскресший и преображенный во славе» [17] .

Искусство находит средство выразить, насколько возможно, ту красоту, которая была характерна для духовного видения Симеона Нового Богослова и его последователей. Вырабатывается художественный язык Православной Церкви"...

СИМВОЛИКА АРХИТЕКТУРНЫХ ФОРМ РУССКОГО ПРАВОСЛАВНОГО ХРАМА
Связь с идеей православного храма

Автор: Юрасова Ирина Витальевна

Отредактировано Денис С. Кульбаев (21-12-2010 00:00:25)

0

7

niknov написал(а):

что православная архитектура существует вне времени..вне мод и каких-то поветрий ... она канонична и в этом ее особенность...

Почему же она вполне себе развивалась как-то до н.20в. вполне себя гармонично чувствовала,ну что далеко ходить-собор Александра Невского к примеру,выстроен на то время в достаточно прогрессивном стиле,или знаете будучи в Питере зашел в церковь думал кирха Немецкая,а оказалось вполне православная себе церковь и изначально таковой и была.
Я хочу сказать что 9 веков русские христиане дураки были строили в соответсвии с развитием времени,что вполне можно определить в том числе и по архитектуре,а потом раз и прозрели перед революцией...надо только так,чтобы канонична и вневременно. А кто этот канон определил? Кто таким правом обладает?И кто ЧЕЛОВЕКА этого таким правом наделил?

0

8

Православный греческий храм в США

увеличить

0

9

niknov написал(а):

Лично я наоборот рад, что православная архитектура существует вне времени..вне мод и каких-то поветрий ... она канонична и в этом ее особенность

Не совсем так  По словам Патриарха Московского и всея Руси Алексия II: "Современная храмовая архитектура призвана учитывать в своем развитии принцип гармонического сочетания новых форм и стилей с уже устоявшимися в истории традициями зодчества"

0

10

Православный храм в Польше(ничего не напоминает?)

увеличить

0

11

Львов.Украина.

увеличить

0

12

Православная церковью.Белоруссия.

увеличить

0

13

Евгений Спирин написал(а):

А кто этот канон определил?

о каком каноне идет речь?

0

14

Я этот разговор завел именно потому что Шехтель например Церковь Живоначальной Троицы в с.Балаково проектировал по самым современным на тот период требованиям к технологии и архитектуре.И архитектор то был из топов.
Например:Ведь нельзя в РПЦ купол шатровое перекрытие делать.Исконно русский прием.Почему?
Старейший собор в Саратове на Музейной площади-в совершенно современейшем стиле для своего времени был сделан.
И этот стиль и есть индетефикатор времени,и мы нормально его воспринимаем.
Я думаю и современники его вполне нормально воспринимали.
Почему раньше можно было а потом вдруг стало нельзя?

0

15

Денис С. Кульбаев написал(а):

каком каноне идет речь?

Я не знаю,видимо речь идет об архитектуре- так называемом византийском стиле,зачинателем которого был Тон.
Ведь архитектура не может быть помехой для отношения человека с Богом.
Я просто мало подкован в этом вопросе и достаточно аргументировано обсуждать не могу.
Но в каком архитектурном стиле Петропавловка, Иссакий-главный кафедральный собор,Смольный?
Насчет главного могу ошибаться конечно,но ежели Синод в Питере располагался...

0

16

В каком архитектурном стиле выполнен Собор Василия Блаженного Фиорованти,в Москве?

0

17

Об этом и речь что "Искусство, в котором форма мыслится и осуществляется как наиболее убедительная и ясная передача содержания, направляющая и фиксирующая внимание молящегося на первообразе, облегчающая ему путь уподобления первообразу" у нас еще не деградировало до такой степени.

0

18

Евгений Спирин написал(а):

Я не знаю,видимо речь идет об архитектуре- так называемом византийском стиле

В том то и дело что нет канона ограничивающего арх. стиль

0

19

Я парни без претензий,я спросил думал может поясните.
Мне кажется просто что каппела Ля Роншан по воздействию своему ничуть скажем Покрова на Нерли не уступает.

0

20

Насчет поста 12.
Православная церковь  Успения Пресвятой Богородицы МП РПЦ  в д. Сарья недалеко от белорусского Полоцка.
Это бывший костел-усыпальница на кладбище,  построенный  местным шляхтичем  Игнатием Лопатинским в память горячо любимой жены Марии в 1851-54 г.г., умершей при родах

0


Вы здесь » Тектоника-плюс » Общий » Православная архитектура