Тектоника-плюс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тектоника-плюс » Общий » Православная архитектура


Православная архитектура

Сообщений 201 страница 220 из 225

201

http://mn.ru/newspaper_city/20110516/301894989.html
Церковь быстрого сооружения
Опубликованы архитектурные решения модульных храмов в Москве

увеличить

0

202

Евгений Спирин написал(а):

Опубликованы архитектурные решения модульных храмов в Москве

Внешний вид храма отторжения не вызывает, но сама идея тиражирования как-то не укладывается в голове. Всё-таки типовая архитектура - это из другой сферы жизни. А для храмов хочется индивидуальности.

0

203

Евгений Спирин написал(а):

Близится к завершению строительство православного храма в новой части г.Балаково по проекту Арт-Дмитрий +

Фотографии этапов строительства.
В храме был запроектирован очень красивый металлокаркас. Все надеялись, что его разрешат оставить в интерьере, ан нет - канону не соответствует. Сейчас всё зашивают гипсокартоном.

увеличить

увеличить

увеличить

0

204

Преображенскую церковь на острове Кижи отреставрируют на глазах у туристов

Первый в этом году теплоход "Константин Симонов" пристал к причалу знаменитого острова. Он привез на экскурсию 134 туриста из Германии. И хотя в Кижах полным ходом идет реконструкция самого главного памятника - Преображенской церкви, экскурсантам это никак не мешает.
Они могут воочию увидеть, как работают плотники-реставраторы и альпинисты. Кстати, последние тоже готовы к началу ремонтного сезона и даже провели плановые занятия по переподготовке группы промышленных альпинистов под руководством Александра Гофштейна.

http://www.archi.ru/files/img/news/large/89861.jpg

Занятия проходили на острове Кижи в доме Сергина, что в деревне Васильево. Именно там специально построен и реставрационный комплекс, единственный в России, в   котором специалисты работают в осенне-зимний период. 

В основу проекта работ на Преображенской церкви положена реставрация или полная замена изношенных бревен без разборки всемирно исторического памятника. Это так называемый метод лифтинга, когда все семь ярусов церкви будут отделены друг от друга специальными металлическими конструкциями, что даст возможность поочередно извлекать для переборки отбракованные бревна при помощи  технических домкратов. В Преображенской церкви использовано три тысячи бревен. Заменить предстоит, как предполагает заместитель директора музея-заповедника  "Кижи" Николай Попов, порядка 600.
Видео: Виктор Васенин

- В реставрационном комплексе уже хранятся заготовленные бревна, - сказал Николай Попов. - Каждое бревно пронумеровано, занесено в компьютерную базу по качественным показателям. Укреплен фундамент церкви, высота которой 37 метров, а вес 600 тонн.

Прежде чем приступить к работам на уникальном деревянном памятнике, специалисты плотницкого центра музея-заповедника "Кижи" опробовали метод лифтинга на других объектах - на восстановлении большой часовни в деревне Чуйнаволок на Сямозере. Мастера успешно перебрали и заменили старые бревна часовни. Таким образом реставрировали амбар из деревни Пелдожи, памятник  XVIII века. При подобном методе реставрации основной экскурсионный объект музея-заповедника "Кижи" - Преображенская церковь будет оставаться на глазах у туристов весь период работ.

За проведением реставрации внимательно следят эксперты ЮНЕСКО, Преображенская церковь входит в список памятников, подлежащих охране. Не так давно они побывали на острове. Поэтапная переборка сруба Преображенской церкви методом ее вывешивания системой лифтинга получила положительную оценку. В очередной раз было отмечено, что проекта подобной сложности по реставрации деревянных памятников в мире нет. И очень важно, что метод лифтинга сохраняет подлинность памятника.

Источник: http://www.rg.ru/2011/05/31/reg-szapad/kizhi-anons.html

0

205

Полгода назад в клубе АН выступил архитектор-реставратор Александр Попов, впервые представивший на широкое обсуждение отчёт о реставрации древнейшего деревянного памятника России – церкви Ризположения из села Бородава.

http://www.archi.ru/files/img/news/large/92196.jpg

Реакция на это выступление была разнообразной. Кто-то рукоплескал, кто-то говоил о безответственном экспериментировании на живых памятниках. Однако позицию Попова отличает совершенная открытость и готовность отвечать на любые критические вопросы и возражения. С его собственным, крайне подробным отчётом можно ознакомиться здесь, однако мы ещё раз побывали в Кириллове, чтобы обсудить с автором спорные моменты и попытаться изложить тонкие методические нюансы в возможно более краткой и доступной форме.

Но сначала – общая история. Бородава - деревня на реке Шексне, издревле принадлежавшая Ферапонтову монастырю, а в 20 веке угодившая в очередную зону затопления. Уцелевшая церковь Ризположения на данный момент считается самым старым из сохранившихся на поверхности земли деревянных памятников России. Документально она датируется 1485 годом. Дату подтверждает и дендрохронологическая экспертиза – деревья, из которых срублена основная часть храма, родились лет за 80 до Куликовской битвы. На самом раннем изображении (1847) церковь предстаёт простой одноглавой клетской церковью с трапезной и галереей.

http://www.archi.ru/files/img/news/large/92201.jpg

В 1957 году церковь была перевезена на территорию Кирилло-Белозерского монастыря и восстановлена по проекту известного реставратора Бориса Гнедовского. Маленькая, очень традиционная и душевная церковь стояла в окруженьи берёз в восточной оконечности Нового города. А дальше – со слов самого Александра Попова:

“Несколько лет назад директор музея предложила мне обследовать эту церковь. Я подумал: да что там обследовать, что может быть нового? Её уже и реставировали, и изучали - я согласился просто чтобы не обижать музей, поручил эту работу архитектору нашей мастерской Людмиле Александровне Лопушор. А она стала тормашить меня вопросами, это почему так, то этак. И когда я начал вникать, то выяснилось, что значительная часть слег под досками кровли – подлинная, 15 века. И они чистые. То есть там обнаружилось только два типа гвоздей – советские с рифлёной шляпкой и незначительное число кованых, 19 века. Кровлю надо менять каждые 40-50 лет, то есть за время существования церкви эти слеги должны были стать как решето. И мне стало понятно, что такой крыши на церкви никогда не было. Но какая она была, какая была глава, как крепилась безгвоздевая кровля галереи к срубу – тогда мне казалось, что я никогда этого не узнаю.”

Ещё одно отступление. Стандартный рассказ стандартного гида о любом памятнике деревянного зодчества начинается с многозначительного “Срублена без единого гвоздя!” Фраза довольно бессмысленная, поскольку срубу гвозди не нужны и ничего удивительного в этом нет. Гвозди нужны только для крепления кровельных досок. Луковичная глава, установленная на церкви в 1950-е взамен старой, крытой железом, была обита лемехом. Но раз доказано, что в раний период существования памятника кровля была безгвоздевой, то и подобной главы здесь быть не могло (тем паче, что столь привычные для нас луковичные главы – явление 17 столетия). Древнерусское деревянное культовое зодчество представлено памятниками 17-18, редко 16-го века, а более ранние постройки известны лишь по археологическому материалу. Поэтому возможные варианты венчания древних храмов всегда были предметом спора исследователей.

“Возникает вопрос: почему более чем полутысячелетние слеги так хорошо сохранились? Такую сохранность может обеспечить только береста. Технология известна: из бересты изготавливают большие многослойные маты, которые кладутся поверх каркаса, по этим самым слегам. Они очень долговечны и абсолютно водонепрницаемы. Лежащий сверху тёс просто прижимает маты, чтоб их ветром не унесло и птицы не разорили. Безгвоздевая система позволяет по мере износа менять доски, не потревожив берестяной покров, всё очень просто. Кроме того, замечательная сохранность первоначальных элеметов потолка и пола говорят о том, что здесь никогда не было протечек. Это вполне может обеспечить берестяная гидроизоляция, но если добавить главу – её целостность будет нарушена и подтекать будет всегда.”

Определить конструкцию деревянных частей кровель церкви Ризоположения можно было лишь по следам на первоначальных слегах и брёвнах сруба, а также исключая неподходящие конструктивные варианты. На слегах трапезной сохранились углубления от врубки куриц (деревянных крюков, одним концом цепляющихся за слегу, другим – поддерживающим снизу кровельные доски и поток - водосточный желоб), очевидно проубленные в свежем, ещё не высохшем дереве.  Значит, это изначальное основание кровли, а что держало её сверху? На верхней балке, также первоначальной, нашлись два гнезда от стамиков, которые фиксируют охлупень, который в свою очередь, прижимает доски кровли. Стало быть, с этим разобрались (принципиальная схема, если что, здесь).

Ну и так далее. Подобным дедуктивным образом реконструированы иначе устроенные кровли над храмом и алтарём, всё это подробно изложено в отчёте. Исследовательский метод Попова определяется тем, что он не только архитектор, но и плотник, и кузнец. Он самостоятельно изготавливает плотницкие инструменты, в точности воспроизводящие  археологические аналоги соотетствующей эпохи (топор 15 века очень здорово отличается от топора 19-го, не говоря о современном). Используя аутентичный инструментарий, Александр пытается реконструировать строительный процесс и понять практическую логику древних мастеров.

Попов не ограничился изложением своих открытий в научном отчёте, но и практически восстановил первоначальную архитектуру церкви. То есть вместо привычного для нескольких поколений, совершенно традиционного образа Бородавской церкви, миру явилось сооружение, вообще мало похожее на церковь – без главы и креста. Некоторые полагают, что это следствие необузданных творческих амбиций Попова-реставратора, но он объясняет необходимость переборки и переделки памятника совершенно практическими мотивами.

“Обследование показало, что при реставрации 1950-х были допущены ошибки, которые следовало устранить - чаши сруба зачем-то были скреплены гвоздями, которые разрушали дерево, при замене брёвен вместо сосны использовалась ель, и так далее. Но главное, выяснилось, что многие брёвна сруба были в плохом состоянии и переборка действительно была необходима. А далее просто одно за другое цепляется - для того чтобы сохранить образ 19 века надо либо капитально менять находящиеся на грани разрушения древние конструкции, либо обшивку восстанавливать и снова заколачивать гвозди в тело памятника. Восстановление безгвоздевой конструкции было единственным методически верным решением, а оно потянуло за собой все прочие, вплоть до строительства прозрачного навеса над памятником”.

Теперь, не перегружаясь подробностями, перечислим основные итоги исследований и последующих работ по реставрации Ризположенской церкви.

Кровля алтаря

Понять конструкцию этого узла оказалось сложнее всего. Кровля состоит из двух раздельных пар скатов, верхние из которых не могут поддерживаться курицами – для них просто нет места, да и следов их на слегах тоже нет. Известные аналоги подсказали следующий вариант: безгвоздевая кровля “в полдерева” – её доски “перехлёстывают” конёк, подобно угловым выпускам сруба. Чтобы кровлю не мог поднять ветер, ей нужен дополнительный гнёт, лежащий на скатах и запирающийся с торца горизонтальной стяжкой – огнивом. На восточной стене основного объёма церкви был обнаружен след от распора, фиксировавшего эту систему, что ещё раз подтвердило верность решения. Цитируя отчёт: “Никакой другой  конструкции кровли,  известной на сегодняшний день, на церкви не могло быть.”

Кровля основного объёма и глава

Здесь кровля имеет двойной  уклон. Нижняя пологая часть (полица) решена так же, как кровля трапезной – по курицам и потокам. Тёс зажимается двумя слегами и замком. А верхняя часть (щипец), имеющая значительный уклон, крыта подобно щипцу алтаря – “в полдерева“ . Эта конструкция, и прежде всего, скрывающаяся под досками берестяная изоляция, не совместимы с устройством главы.

По мнению Попова, непривычный для нас облик безглавого храма имеет аналоги в архитектуре православных каменных церквей средневекового Кипра и деревянных – в Норвегии. “Не далеко ли от Вологды?” – спрашиваю я. “На Крите полно и крестовокупольных храмов, подобных нашим. А ещё я вам могу рассказать о том, что  в ту пору, например, вся Европа пользовалась точно такими как здесь плотницкими инструментами - и что, далеко это или близко?”

Есть и более очевидные исторические свидетельства: изображения безглавых деревянных русских церквей на гравюрах путешественников 17 столетия – Мейерберга, Олеария, Витсена. Особенно интересна церковь, изображенная на переднем плане панорамы Царицына (Олеарий) – можно предположить, что завершение её кровли аналогично Бородавам в версии Попова. Да, безглавая русская церковь – это действительно неожиданность. Однако пока никто не предложил иного безгвоздевого варианта, а значит нет основания не верить столь подробно мотивированному решению. Что касается отсутствия креста, то он не установлен, поскольку пока непонятно куда его устанавливать. Согласно Мейербергу и зарубежным аналогам, крест должен стоять на краю конька, вероятно восточном. А коллега Попова архитектор Антон Мальцев полагает, что крест был укреплён по центру, на что указывает обнаруженная под крышей плаха с отверстием для крепления мачты креста. А Попов полагает, что это следы креста от поздней главы, ибо появление его в этом месте именно безгвоздевой кровли означало бы, что  вся вода от дождей и особенно от снега попадала бы внутрь сруба. Одним словом, это вопрос обсуждается.

И самое главное: “Если кто-то считает, что я ошибся, то здесь всё очень просто. Нарисуйте конструкцию более убедительную, и потом вы просто снимете эту кровлю и поставите другую. Мы не сделали ни одной врубки, не забили ни одного гвоздя в подлинные элементы (что было бы невозможно при ремонте памятника в редакции Гнедовского). Наше решение – это и есть возобновляемость конструкции, предписываемая Венецианской хартией: захотите вернуть реставрационную главу 20 века – она разобрана и хранится на территории монастыря, пожалуйста. Но тогда вам неизбежно придётся нарушать сохранность древнего объёма.”

Стены

В 19 веке церковь была обшита тёсом, а к трапезной с запада добавлен дополнительный притвор. Вследствие этого, часть стен была подтёсана, то есть брёвна стали выглядеть подобно брусу. Изменены были и внутренние стены церкви. Исследования показали, что изначально их углы были ”круглыми”. В 19 веке они были перетёсаны в прямые, что не только обеднило интерьер, но и ослабило конструкцию.  Все новые брёвна, введённые в сруб при реставрации, тёсаны «с круглым углом», но подлинные брёвна 15 века оставлены на своём месте без изменений (это касается и стёсанных фасадов трапезной).

Во время переборки сруба выяснилось, что многие брёвна, внешне выглядевшие вполне благополучно, очень сильно разрушены изнутри. Несмотря на это, реставраторы старались максимально сохранить подлинный материал памятника, и это один из мотивов возведения над ним защитного павильона.

Косящатые и волоковые окна церкви в основном первоначальны. Лишь некоторые из них имеют поздние переделки и только на них можно видеть кованые гвозди – все следы бытования памятника  в 17-19 вв. сохранены и реставрированы в соответствии с технологиями своего времени.

Интерьер

В ходе переборки в разных местах церкви были найдены вторично использованные доски явно древнего происхождения. Удалось доказать, что это фрагменты первоначальной алтарной преграды, ныне полностью воссозданной. Не хватает только икон  - но они существуют и ныне хранятся в Кирилло-Белозерском заповеднике. Это исконно-бородавский иконостас, формировавшийся с 15 по 18 столетия. Если бы он мог вернуться на своё место, церковь Ризположения стала бы вдвойне уникальным экспонатом, и это ещё один аргумент в пользу строительства павильона над храмом.

Под настилом 19 века был обнаружен подлинный пол 15 века – его тесанные доски были зажаты меж брёвнами сруба и не могли быть добавлены после его строительства. По следам примыкания в трапезной устроены пристенные скамьи (поскольку подлинников 15 века не сохранилось, использовались аналоги 17 столетия).

Галерея

Западная часть галереи-паперти в 19 веке была заменена крыльцом с фронтоном и лестницей, как выглядела эта часть церкви изначально – неизвестно. Поэтому при реставрации она решена подчёркнуто нейтрально, а для обработки столбов и перил были использованы пилы. Контраст фактуры подчёркивает важность применения аутентичных инструментов при реставрации деревянных памятников. Кстати, многим бросается в глаза словно подчёркнутая архаичность, грубость проработки новодельных деталей. Это воспроизведение поверхности первоначальной тески, которая уцелела в местах наименьшей стертости и обжатия материала (например, на потолке со стороны чердака). Некоторые детали, такие как выпуски куриц, оставлены непроработанными намеренно, ибо мы ничего не знаем о том, как они могли быть оформлены в оригинале.

Итог

Следствием выполненной реставрацией стало не только появление (либо возвращение) уникального для русской архитектуры объекта, но и то, что он стал скорее экспонатом, нежели объектом. Во-первых, Попов сохранил на месте все подлинные брёвна 15 столетия, даже те, состояние которых критическое. Оставаясь на улице они будут продолжать разрушаться. Во-вторых, если в храм удастся вернуть подлинные иконы, то им будет необходим особый режим хранения. Следствием этого станет строительство над храмом временного павильона, обеспечивающего необходимые температурно-влажностные условия. Это будет безусловным вторжением в ансамбль Кирилло-Белозерского монастыря, но обеспечит сохранность храма и икон. В дальнейшем возможна перевозка драгоценного экспоната в другое, более подходящее место – благо монастырь и так не является его исконной средой обитания.

“То есть, нами ничего не придумано, все реконструированные элементы имеют исторические аналоги и следы присутствия в Ризположенской церкви – ничего не притянуто за уши. Мы нигде не вторглись в материал 15 века, произведенные нами изменения обратимы. И наконец, мы получили единственный в своём роде памятник – точно датированная, древнейшая сохранившаяся русская деревянная церковь, необыкновенная по архитектуре,  плюс возможность восстановления исторически точного интерьера. ”

http://www.archi.ru/files/img/news/large/92197.jpg

http://www.archi.ru/files/img/news/large/92198.jpg

http://www.archi.ru/files/img/news/large/92200.jpg

Цыпин погост

Недалеко от Кириллова, в окрестностях Ферапонтова монастыря, расположен ещё один объект, реставрированный бригадой Попова. Это ярусная Ильинская церковь Цыпинского погоста, построенная в 1755 году, перестраивавшаяся в конце 19 века и рухнувшая в 1960-х. К началу 21 столетия памятник представлял собой руины, которые в большинстве случаев заведомо записывают в неоперабельные. То, что сейчас церковь снова жива, и не выстроена заново, а наполовину собрана из лежавших в завале брёвен - впечатляет нечеловечески. Однако Попов привёз нас сюда для того, чтобы ещё раз расставить точки в Бородавском вопросе. 

“Реставрационную методику можно сравнить с медициной – есть диагноз и есть разные варианты лечения, врач должен выбрать наиболее целесообразный для данного пациента, с учетом всех тонкостей и противопоказаний. Церковь Ризоположения – настоящая историческая реконструкция, основанная на исследованиях и поисках аналогов, тщательном натурном обследовании. Цыпин погост – совершенно иная история. Ильинская церковь восстанавливалась такой, какой она была до обрушения, то есть с внесенными в 19 веке изменениями. Хотя имелись предложения реконструировать её более ранний облик, восстановить первоначальные обходные галереи. Я на это отвечал: нарисуйте, как вы их себе представляете, а я нарисую вам пять других. Потому что нам известны лишь общие габариты галереи и ничего более. А как мы знаем, реставрация заканчивается там, где начинается гипотеза. И жертвовать ради этой гипотезы поздними, но подлинными деталями 19 века у меня рука не поднимется.”

Что характерно, в обоих случаях Александр Попов пошел по пути большего сопротивления. В Бородавах проще было оставить всё как есть, а в Цыпине, наоборот был соблазн восстановить ранний , хотя и менее достоверный облик и это бы казалось эффектным ходом, благо для стороннего взгляда памятника на тот момент, считай, не существовало. Но оба раза реставратором Поповым двигало стремление сохранить максимально больший процент подлинного материала, в чём, собственно и состоит основа современной реставрационной методики.

http://www.archi.ru/files/img/news/large/92203.jpg

Источник:http://archi.ru/events/news/news_current_press.html?nid=35136&fl=1&sl=1

0

206

В селе Багаевка возвели новый храм

0

207

Храм "пришел" к торгующим

Культовые здания в Петербурге встраивают в новые шопинг-центры
2011-08-03 / Владислав Мальцев

http://religion.ng.ru/images/2011-08-03/257773.jpg

Северная столица России удивляет своих жителей необычными сочетаниями духовного и материального. Здесь строятся новые торговые комплексы, включающие в себя культовые здания различных религий.

Самый свежий пример – часовня в строящемся жилом комплексе на улице Королева в Приморском районе Петербурга, фотоизображение которой появилось в местных СМИ 28 июля. У основания высотного дома между корпусами входящего в его состав торгового центра (площадь 7196,4 кв. м) и фитнес-клуба (площадь 2357,4 кв. м) втиснута часовня в честь святого Мирона Критского (площадь 92 кв. м). Строительство храма уже практически закончено, 17 мая с.г. на его купол был водружен золотой крест, освященный иереем Спасо-Преображенского собора Владимиром Жильцовым. Один из авторов общей концепции здания, архитектор Антон Головин, пояснил местным СМИ, что по завершении строительства «это будет единый комплекс, состоящий из жилого дома, торгового центра и храма». В пресс-службе комитета по градостроительству и архитектуре Петербурга сообщают, что архитектурный проект часовни в составе торгово-жилого комплекса получил благословение Санкт-Петербургской епархии Русской Православной Церкви. Храм построен за счет средств застройщика комплекса и без учета внутреннего убранства обошелся в 17,5 млн. руб. Генеральный директор компании-застройщика Павел Белоусов заявил журналистам: «Не сказал бы, что это какой-то маркетинговый ход, который помог нам в продаже жилья в жилом комплексе. Скорее это духовная необходимость. В Приморском районе сейчас явный недостаток православных храмов».

Это не первый случай, когда в Санкт-Петербурге появляются торговые комплексы с «бонусом» в виде культового сооружения. В феврале с.г. в торговом комплексе «Буржуа» в Московском районе Северной столицы открылась синагога. По сообщениям городских СМИ, это стало возможным благодаря усилиям петербургской еврейской общины и «дает возможность многим евреям, проживающим неподалеку, прийти на субботнюю молитву, совершить освящение дня отдохновения в теплой и дружеской атмосфере и встретить субботу за традиционным праздничным столом».

Так в сознании обывателей удобство и комфорт неразрывно связаны с культом потребления. Между тем древние традиции более строго относились с разделению духовного и мирского, будничного и священного. Все, наверное, помнят евангельскую историю об изгнании Иисусом торгующих из храма, а в иудейской общине Санкт-Петербурга, безусловно, знают, что товарно-денежные отношения оскверняют святость субботнего дня. Видимо, точнее было бы предположить, что питерские архитектурные новации скорее связаны с пониманием роли щедрых жертвователей из числа предпринимателей в деле строительства храмов и молельных помещений. В этом, пожалуй, солидарны все религии.

Подробнее: http://religion.ng.ru/events/2011-08-03 … sburg.html

А по-моему - всё-таки не стоит мешать мух с котлетами (О.Ч,).

Отредактировано Ольга Чихичина (03-08-2011 20:03:15)

0

208

Ольга Чихичина написал(а):

часовня в строящемся жилом комплексе на улице Королева

В Православии часовней принято называть небольшое здание (сооружение), предназначенное для молитвы. Как правило, часовни возводятся в память о событиях, важных для сердца верующего человека. Отличие часовни от храма состоит в том, что часовня не имеет Престола и там не совершается Литургия.

Помоему архитекрурное решение сомнительное, но часовня у нас ,например, на вокзале есть. Это не противоречит канонам Православия. Часовни на рынках часто строили.

0

209

niknov написал(а):

Часовни на рынках часто строили.

Да, но при этом они были отдельно стоящими зданиями. А тут получилось - построим торговый центр, заодно и часовенку прилепим.

0

210

Ольга Чихичина написал(а):

Да, но при этом они были отдельно стоящими зданиями

Пусть не на рынках , но встроенные в здания гражданского назначения - обычная практика. А может быть и в торговых зданиях встречались - надо на досуге изучить.

niknov написал(а):

архитекрурное решение сомнительное

Присоединяюсь. Жаль ,что не воспользовались удачным случаем для поиска современной интерпретации православной архитектуры.

0

211

инженер написал(а):

встроенные в здания гражданского назначения - обычная практика

Идея часовни, встроенной в здание учебного заведения, лечебного корпуса или вокзала - не вызывает никакого отторжения. Так же, как и идея домовой церкви. Но когда храм начинают интегрировать в торгово-развлекательный корпус - это выглядит, как некий мезальянс, попытка говорить о сложных вещах слишком простыми словами. Всё равно, что "Войну и мир" издавать в виде комикса. Излишняя популяризация чего бы то ни было иногда вызывает эффект, обратный ожидаемому.

0

212

Архитектура тонет в фарисействе
В индустрии храмостроительства не востребованы творческие прорывы

2011-08-17 / Михаил Николаевич Ситников - журналист.

Подробнее: http://religion.ng.ru/art/2011-08-17/6_ … cture.html

В том, что вопросы современного храмостроительства и, разумеется, храмовой архитектуры будут актуализироваться Русской Православной Церковью, сомнений не возникало уже давно. На неизбежность такой культурной кампании в будущем по-разному указывали и проведение конкурса на лучший проект православного центра в Париже, и продолжающийся по сей день отбор архитектурных проектов к международному фестивалю «Православная Русь – ко Дню народного единства-2011», который откроется 4 ноября. И даже настойчивое продавливание идеи о строительстве сотен храмов «шаговой доступности» в Москве, начавшееся еще раньше.

Одним из последних провозвестников грядущей кампании с популяризацией этой темы можно считать недавно высказанное протодиаконом Андреем Кураевым пожелание о том, чтобы «потомки, проходя по улицам городов наших, могли бы показывать пальцем и говорить: вот это храм XVII века, это характерный стиль XVIII века, это XIX, а вот это XXI век». В качестве удачного примера «новых решений в православной архитектуре» Кураев сослался на проект Мануэля Яновского, признанный финалистом на конкурсе будущего православного храма по соседству с Эйфелевой башней.

Однако мнения по поводу данного проекта, несмотря на официальное определение победителя, разделились: кто-то относится к «храму под москитной сеткой», как окрестили его острословы, вполне лояльно, другие же подвергают его жесткой критике. Впрочем, судя по другим проектам, добравшимся до финала парижского конкурса, уловить что-либо оригинальное, кроме беспорядочной эклектики стилей со склонностью к эпатажу, в том, как должно бы выглядеть «лицо России» в Европе, пока не удалось.

http://religion.ng.ru/images/2011-08-17/258259.jpg
Модернизм формы и консерватизм содержания. Возможно ли такое сочетание? Представленные на конкурс проекты храма при Российском культурном центре в Париже. Автор Дюмон Лёгран (Франция)

http://religion.ng.ru/images/2011-08-17/258259_image_1.jpg
Представленные на конкурс проекты храма при Российском культурном центре в Париже. Автор Фредерик Борель (Франция).

http://religion.ng.ru/images/2011-08-17/258259_image_2.jpg
Представленные на конкурс проект храма при Российском культурном центре в Париже. Автор архитектурно-реставрационная мастерская "ВЕГА" (Россия).

Проблемы современной православной храмовой архитектуры этим проектом вовсе не ограничиваются. Наиболее значимые аспекты проблематики храмостроительства XXI века мы обсуждаем со специалистами в этой области – культурологом Алексеем Лебедевым и архитектором Ильей Уткиным.

***

Алексей Лебедев, культуролог, доктор искусствоведения.

– Алексей Валентинович, можно ли в зодчестве Древней Руси найти какие-то подсказки для решения современных задач храмостроительства?

– В XVI веке на Руси получил распространение тип храма-памятника. Классический образец храмов этого типа – церковь Вознесения в Коломенском. По смыслу храм-памятник противоположен посадскому храму. Посадский храм при скромном внешнем облике и небольших размерах должен пропускать через себя максимальное число верующих. По этой причине они делались бесстолпными – интерьер освобождался от загораживающих его столбов-опор, и здание получалось максимально вместимым. Храм-памятник, напротив, большого внутреннего пространства не имеет, он работает своим внешним обликом. Его главная цель в том, чтобы организовать пространство вокруг себя, быть зрительной доминантой в окружающей городской или сельской среде. Так, например, собор Василия Блаженного, непригодный для совершения массовых богослужений, великолепно организует ансамбль Красной площади и является одним из зрительных символов Москвы.

Совершенно очевидно, что сегодня немалое число существующих приходских храмов остаются невостребованными, так как действуют в стране, население которой обладает преимущественно секулярным мировоззрением. Понятно, что с увеличением масштабов церковного строительства востребованность посадских храмов будет сокращаться, что приведет к пропорциональному уменьшению числа прихожан в каждом отдельном храме. Поэтому целесообразнее ориентироваться на тип храма-памятника. Понятно, что такие сооружения должны быть в первую очередь интересными и самоценными архитектурными объектами. Для архитекторов это чрезвычайно интересная творческая задача.

– Категорически не предполагающая массового строительства?

– Ну, это как сказать. Если смотреть на ситуацию как на вызов для архитектурного сообщества, то для любого архитектора чем больше новых зданий – тем лучше. Поэтому не будем смешивать творческие задачи и социальные цели. Такие храмы будут полезны и интересны ровно настолько, насколько они решают градостроительные задачи: собирают и организуют городское пространство вокруг себя. Из самых общих соображений понятно, что большинство вновь возводимых храмов не станут архитектурными шедеврами. Это будет массовое культовое строительство, где можно говорить о храме, как о любом другом объекте, жилом доме, например. Правда, здравый смысл подсказывает, что поточное строительство типовых объектов оправданно только в том случае, когда они окупаются и приносят доходы. Как минимум покрывающие расходы на их строительство и содержание.

– Какие варианты стратегии развития православной культовой архитектуры возможны?

– У нас в стране нет православных храмов, которые можно считать явлениями в современной архитектуре. Преобладают сооружения двух типов: копии и стилизации. Среди копийных храмов существуют постройки, сравнительно точно воспроизводящие облик своих прототипов. К их числу принадлежит, например, уже упоминавшийся храм Христа Спасителя. Понятно, что он построен из другого материала (бетон), лишь частично воспроизводит декорацию старого храма, но все же стоит на том же месте и имеет те же размеры и общий силуэт, что и сооружение Карла Тона. И в этом смысле берет на себя роль градостроительной доминанты, некогда исполнявшейся его предшественником. Но куда чаще встречаются сооружения, которые не являются стопроцентными копиями своих прототипов. Например, Троицкий храм в поселке Саракташ Оренбургской области воспроизводит облик городского собора в Оренбурге, уничтоженного в 1930-е годы. Но, во-первых, он меньше прототипа, а во-вторых, его, конечно же, постарались «улучшить». В результате получилась своего рода «вольная копия». Наконец, храм стоит не на своем историческом месте, а в другом населенном пункте и в этом смысле никак не может выполнять пространственно-средовую миссию оренбургского городского собора. Тем самым копийность превращается скорее в курьез, в прихоть заказчика.

http://hramy.ru/regions/r77/cao/hamovniki/hhs/hhs01.jpg
храм Христа Спасителя

http://prorossiu.ru/str/1461/02.jpg
Троицкий храм в поселке Саракташ

Еще больше распространены стилизации. То есть случаи, когда строится современный храм, но а-ля XVII или XIX век. Среди них, увы, явно преобладают постройки дурного вкуса – плохие по пропорциям, с корявым, чаще всего эклектичным внешним убранством. В качестве редкого примера корректной постройки этого типа хочу назвать удивляющий своей уместностью храм Иоанна Богослова в селе Черный Отрог Оренбургской области. Это удивительно удачная стилизация под классицизм начала XIX века. Один из секретов успеха в том, что постройка хорошо вписана в среду, в свое окружение.

http://religion.ng.ru/images/2011-08-17/258259_image_3.jpg
Храм Иоанна Богослова в селе Черный Отрог, Оренбургская область. Эксперты считают церковь, построенную в 1996 году, удачной стилизацией под классицизм начала XIX века.
Фото автора

Ну и, наконец, крайне редко в России встречается современная церковная архитектура, которая не «делает вид», что ей 100, 200 или 300 лет… А своим обликом ясно дает понять, что это новая постройка, выстроенная современным архитектором. В то же время на Западе это едва ли не магистральная линия современного церковного строительства. Таков новый собор в Ковентри (Великобритания), построенный Безилом Спенсом, или капелла, возведенная Ле Корбюзье в Роншане (Франция). Есть подобные объекты и в России – например, католический собор в Иркутске, созданный по проекту трех архитекторов: поляка Анджея Хвалибога и иркутян Олега Бодулы и Владимира Стегайло.

http://www.historiccoventry.co.uk/cathedrals/newcathedral.jpg

http://www.historiccoventry.co.uk/cathedrals/oldandnew.jpg
новый собор в Ковентри (Великобритания)

http://nature.baikal.ru/phs/norm/41/41825.jpg
католический собор в Иркутске

Сегодня, конечно, трудно предсказывать, в каком именно направлении будет развиваться храмостроительство, но единственным перспективным магистральным путем представляется все же ориентация на создание отдельных ярких произведений современной архитектуры. С обращением ко всем ее спектрам, где автор проекта чувствует себя достаточно свободно. Разумеется, учитывая религиозные каноны, в соответствии с которыми возводятся храмы, – что, впрочем, зодчим никогда не мешало.

Здесь нельзя не учитывать масштаба задачи. Для строительства главного городского собора в центре крупного и даже среднего города можно и нужно приглашать выдающегося архитектора. А небольшой сельский храм лучше строить по типовому проекту, разработанному серьезным архитектурным бюро, чем отдавать его на откуп местным «умельцам».

Я не вижу негатива в самой постановке вопроса о типовой храмовой архитектуре. Куда более проблематичен вопрос о том, насколько Церковь окажется способной понять, что такое качество архитектурного сооружения и каковы задачи современного культового здания. Насколько велика значимость архитектуры и насколько высока ответственность ее создателей. Ведь главная особенность архитектуры состоит в том, что любое сооружение есть продукт сотворчества автора и заказчика. Если живописец напишет картину, которую не примет заказчик, то художник спрячет ее в мастерской, и лет через сто она вполне может оказаться в залах Третьяковской галереи. С архитектурой, увы, не так – в чисто авторском виде она существует только на бумаге, а любая осуществленная постройка является компромиссом между автором и заказчиком. Из этого наблюдения следует вывод: архитектура – едва ли не единственный вид искусства, где не бывает произведений, опережающих свою эпоху. То есть бывают, но исключительно на бумаге. Вот почему архитектура наиболее точно отражает уровень культуры своей страны и эпохи. Посмотрите на современную церковную архитектуру России – и вы увидите реальный уровень нашей культуры.

***
Илья УТКИН, архитектор, профессор Международной академии архитектуры.

– Илья Валентинович, обусловлена ли тенденция к типизации храмовой архитектуры требованиями канонов?

– Дело в том, что как таковой авторской церковной архитектуры нет. Потому что в соответствии с принципами, по которым развивается эта сфера в России, авторского начала в церковной архитектуре быть не должно по исторически сложившейся традиции. Это не приветствуется Церковью, главным заказчиком храмовой архитектуры. Для того, чтобы что-то делать реально, все нужно согласовать с ней. Буквально все, как в армии, – пройти согласования со всеми «генералами» и получить одобрение чуть ли не самого Патриарха. Причем одобрение требуется на все, вплоть до самой мелочи – на забор, на пристройки и так далее. То есть вертикаль и дисциплина буквально военная... Все держится на принципе диктата заказчика давно, и автор, как бы он себя ни проявлял, здесь совершенно ничего не значит.

– Назрела ли необходимость в новом, может быть, принципиально ином взгляде?

– Я бы так сказал: не в новом взгляде, а в творческом подходе. Ведь самое христианство – это тоже творчество, духовное творчество. В Церкви есть фарисеи, а есть искренне верующие люди. При этом те, кто искренне верит, – люди, как правило, творческие, талантливые уже в силу того, что Бог открыл им эту бездну, они прикоснулись к ней и поняли, что она такое.

А вот фарисейство в современной церковной архитектуре, к которому мы пришли, заключается в том, что вводятся новые технологии только для того, чтобы облечь их в оболочку какой-то типичности. Это откровенно театральный подход – создается объект, который уже в основе утрачивает свою ценность, по сути теряет тот смысл, который в нем должен быть заключен. Поверхностное, формалистское отношение к творению рук своих. Вот спорный вопрос: можно ли красиво петь в церкви? Можно же впасть в прелесть и петь просто ради того чтобы петь. Можно ли очень красиво строить просто ради того чтобы было красиво? Здесь тоже можно впасть в прелесть, и это тема, которую надо обсуждать. Главное – это не оболочку воссоздать и говорить: «Я создал храм». Главное, прежде чем приступать к оболочке, создать Храм внутри себя. Все это очень тесно взаимосвязано, и даже разговор об архитектуре по большому счету может состояться только при рассмотрении всего вкупе: и государственной политики, и церковной политики, и веры, и отношений между религиями, и многого другого с привязыванием этого к искреннему патриотическому порыву. Если всего этого нет, то и в архитектуре будет господствовать усредненная застройка, которая ничего не скажет ни уму, ни сердцу, ни душе.

Конечно, в архитектурных мастерских появляются талантливые нестандартные проекты. Но их мало, ничтожно мало. Они исходят от архитекторов, которые не принадлежат «системе». Все они держатся обособленно, разрозненно, никак не общаются друг с другом, живя в собственном, не входящем в «систему» мире.

В такой ситуации, когда неоткуда ожидать в творческом плане чего-то действительно нового, представляется особенно важным восстанавливать те памятники, которые остались. Но системе и это невыгодно – ей выгодно строить новые храмы, потому что это вопрос финансирования. Ей выгодно создавать новые бетонные коробки, увенчанные крестами. Государство говорит, что наш оплот – православие, и ставят храмы бог знает где, потому что там живет много иноверцев. Такая политика, конечно, очень сиюминутна и не отражает истинного предназначения Церкви. Велика вероятность того, что все новые и новые поколения российских детей будут наблюдать развалины храмов и такое положение вещей будет казаться им нормальным.

+1

213

Ольга Чихичина написал(а):

Архитектура тонет в фарисействе

Тут по моему Вера тонет в архитектуро-заумствие.

0

214

Необычный деревянный храм построен в Подмосковье

Деревянную церковь, красочно расписанную снаружи, построили на Предтеченском патриаршем подворье в селе Сумароково Рузского района Подмосковья. Храм назван в честь иконы Божией Матери «Неувядаемый цвет», на его строительство ушло четыре года.

http://www.e-vestnik.ru/files/3400/3400.jpg

«Солнечный свет – образ небесного Божественного нетварного света, он содержит в себе все цвета радуги. Вокруг храма планируется разбить «райский» сад, и храм нам хотелось построить такой, чтобы он был подобен цветку райскому, был нарядный, красивый… Храм посвящен Пресвятой Богородице, в нем будет много икон Божией Матери», - сообщил ЖМП настоятель подворья иеромонах Гурий (Федоров).

Отец Гурий по образованию архитектор, преподает церковную архитектуру в Перервинской духовной семинарии. По его словам, внешняя покраска деревянного храма, на самом деле, не является каким-то нововведением, а есть возрождение во многом забытых допетровских традиций.

«Всё древнерусское было раскрашено как петух, было в ярких, радужных тонах… Наряды у наших предков были разноцветные, вся утварь и мебель были раскрашены. И с деревянным зодчеством, в том числе и храмостроительством, было также. Просто, к сожалению, с тех времен мало что сохранилось», - говорит отец Гурий.

Церковь в Сумароково создана по проекту архитектора и исследователя русской архитектуры Татьяны Кудрявцевой. Над ее постройкой, сменяя одна другую, трудились три бригады плотников, и только последней, состоявшей из воцерковленных людей, удалось воплотить в жизнь замысел архитектора… Руководитель Клуба мастеров «Сень», объединяющего строителей деревянных часовен и храмов, Александр Билецкий говорит, что строительство любого храма «подобно писанию иконы, которое есть деятельная молитва к Господу».Храм в Сумароково почти весь срублен из сосны, престол и жертвенник сделаны из кипариса, по образу ветхозаветной скинии.

Примечательно, что при постройке здания использовались русские плотницкие инструменты 17 века (!), воссозданные народными умельцами уже в наше время. Чтобы избежать химической обработки древесины, мастера использовали также восстановленную технологию русской живицы - специальный взвар на основе пчелиного воска, который предохраняет дерево от влаги, кислоты и многих других вредных воздействий.

На подворье тем временем начинает восстанавливаться главный храм – каменная церковь в честь Собора св. Иоанна Предтечи. Как говорит иеромонах Гурий, если Господь пошлет подвижников, то в будущем здесь может появиться и небольшой монастырский скит. Сейчас на Предтеченском подворье постоянно трудятся и проживают около 10 человек.

Источник: http://www.e-vestnik.ru/church/neobychn … hram_3371/

Отредактировано Ольга Чихичина (13-09-2011 09:24:08)

0

215

Ольга Чихичина написал(а):

Необычный деревянный храм

Жаль фото мало. Красиво.

0

216

niknov написал(а):

Красиво.

А меня больше всего поразила мысль, что деревянные храмы могли быть раскрашены. Всегда срабатывает стереотип "благородной серебристости" Кижей. А ведь верно - и могли, и должны были быть раскрашены - в деревнях всегда наличники красят. И в Древней Греции храмы ярко раскрашивали.

0

217

Ещё один интересный храм попался, хоть и не православный. К слову о сочетании традиций и новых технологий в строительстве храмов:

Прозрачная церковь

Бельгийские архитекторы Питер-ян Гийс и Арно Ван Варенберг (Pieterjan Gijs и Arnout Van Vaerenbergh) построили в Лимбурге (Бельгия) прозрачную церковь. Она состоит из сваренных между собой металлических пластин, между которыми оставлены большие зазоры, так что посетители или просто прохожие могут видеть церковь насквозь. Внешними очертаниями строение копирует традиционные христианские храмы этого региона Европы. Имя проекта – «Читая между строк». Он реализован в рамках программы Z-OUT, курируемой галереей Z33. Её цель – вынести искусство в общественное пространство.

http://img.hrenovina.net/posts/2011/07/Reading-between-the-Lines-by-Gijs-Van-Vaerenbergh-4-300x300.jpg

http://img.hrenovina.net/posts/2011/07/Reading-between-the-Lines-by-Gijs-Van-Vaerenbergh-7.jpg

http://img.hrenovina.net/posts/2011/07/Reading-between-the-Lines-by-Gijs-Van-Vaerenbergh-3.jpg

http://img.hrenovina.net/posts/2011/07/Reading-between-the-Lines-by-Gijs-Van-Vaerenbergh-1.jpg

http://img.hrenovina.net/posts/2011/07/Reading-between-the-Lines-by-Gijs-Van-Vaerenbergh-5.jpg

http://img.hrenovina.net/posts/2011/07/Reading-between-the-Lines-by-Gijs-Van-Vaerenbergh-6.jpg

http://img.hrenovina.net/posts/2011/07/Reading-between-the-Lines-by-Gijs-Van-Vaerenbergh-2.jpg

+1

218

Ольга Чихичина написал(а):

Прозрачная церковь

Я все мечтаю чтобы на месте стадиона в Липках,что-то подобное возникло.Храм-музей-мираж.

+1

219

О новом образе русского храма.
Статья культуролога, доктора русской филологии Валерия Байдина.
http://agency.archi.ru/news_current.html?nid=36706
...Печальные для церковных архитекторов России итоги недавнего Международного конкурса проектов Русского духовного и культурного центра в Париже со всей остротой ставят перед ними и необходимость такого выбора, и главную проблему нынешних дней: проблему новизны архитектурного языка и технологий храмостроения...

увеличить

0

220

Сеть для ловли падающих ангелов

(текст автора цитирую без изменений - просьба сделать скидку на неформальную лексику. О.Ч.)

http://uploads.ru/t/t/k/T/tkTGH.jpg

Те же чуваки, что соорудили в Лимбурге прозрачную церковь, – Питер-ян Гийс и Арно Ван Варенберг (Pieterjan Gijs и Arnout Van Vaerenbergh) – озаботились отсутствием купола в лёвенском храме Святого Михаила. Храм был серьёзно разрушен во время Второй Мировой, в 1944-м, а при реставрации в послевоенные годы ему сделали обычную скатную крышу, без купола. Гийс и Ван Варенберг сочли, что это непорядок, и удумали одарить одну из главных достопримечательностей Лёвена куполом. Но надстроить настоящий купол – мероприятие непростое. И наши герои решили обойтись малыми средствами – они подвесили под потолком храма ажурную конструкцию из цепей, напоминающую перевёрнутый купол. Назвали эту инсталляцию соответственно – The Upside Dome. Вероятно, эта штука должна походить на отражение утраченного купола или на воспоминание о нём, должна создавать у созерцающего её человека вообще какое-то представление о куполе, будить в сознании идею купола.

Впрочем, кому как, а мне инсталляция сия напоминает раколовку. Положить в неё полбуханки белого хлеба и ждать, пока им прельстится сазан пожирнее. Ну, или, исходя из специфики места, – упитанный ангел. Тушку можно запечь, окорочка прокоптить, а крылышки обжарить со специями.

А если серьёзно, удивительно, что городские и церковные начальники позволили художникам смонтировать эту инсталляцию: всё-таки христиане очень часто достаточно чувствительно реагируют на символические составляющие вещей, выделяя из всех возможных интерпретаций любых фигур те, что на виду. В данном случае очевидны вывернутость, перевёрнутость, опрокинутость. Плюс цепи (несвобода). По идее, в голове христианина такой набор должен рождать немедленные подозрения в подверженности авторов произведения козням Лукавого. Но, видимо, не родил.

http://uploads.ru/t/j/b/o/jboZr.jpg

Отсюда: http://hrenovina.net/9449

0


Вы здесь » Тектоника-плюс » Общий » Православная архитектура